Виртуозный маэстро мира классической музыки — именно так можно охарактеризовать нашего героя, глядя на фееричные концерты симфонического оркестра под его чутким руководством. Симфонический Open Air, Rock Symphony, Soundtrack Symphony, Open Air-Oltin Vodiy — это лишь малая часть концертов оркестра Алибека Кабдурахманова, которые были восторженно встречены публикой. О своих взглядах на развитие культуры в стране, классической музыке и планах на будущее Алибек рассказал редакции The Mag.

Алибек Кабдурахманов

Случай, определивший судьбу

За моими плечами нет красивой романтической истории о том, как я пришел в мир музыки. Все было очень просто. То были 90-е — сложное время для всех. Я учился в 6 классе, когда к нам в школу пришли музыканты из Республиканской школы-интерната музыкальных воспитанников имени генерала Петрова, которые отбирали талантливых детей для данного учебного заведения. Меня очень заинтересовала эта возможность, так как я понимал, что уровень образования, как и дисциплина, в специализированных школах намного выше. Единственное, что пугало, это слово «интернат». Вначале, по той же причине, мои родители негативно отнеслись к этой идее. Определяющим стал тот факт, что мой друг решил пойти в эту школу, и я пошел за ним. Именно этот случай и определил мою музыкальную направленность. И
об этом я ни разу не пожалел.

Не сойти с пути

Как оказалось, интернат — это не так уж страшно. Я мог каждый день бывать дома. Отличие от обычной школы было в том, что нас одевали, кормили, и мы там ночевали. Трудности, конечно, тоже были. В советские времена это была военная школа, здесь еще присутствовал дух строгости. Но и это пошло мне на пользу. Благодаря централизованной системе образования, здесь я смог упорядочить все свои знания и мысли. Этого я всегда и хотел. До девятого класса у меня еще были колебания по поводу будущей профессии. Тогда начали развиваться компьютерные технологии, и я
подумывал о том, чтобы стать «компьютерщиком», как говорили раньше. Но потом пришло четкое понимание того, что музыка — это то, чем я хочу заниматься по жизни.

Если не заниматься чем-то серьезно, то лучше не заниматься этим совсем.

Дирижерство — это власть

В профессию я тоже пришел по воле случая. На тот момент я уже состоялся как ударник, у меня было много интересных предложений. По правде говоря, я и сейчас частенько гастролирую как ударник на международных концертах. Но тогда мне захотелось попробовать что-то новое. Я попробовал, и мне понравилось.

Дирижерство — это власть, а власть — это колоссальный творческий процесс, который требует максимальной вовлеченности. Здесь я и наставник, и руководитель, и менеджер. Рад, что такая возможность выпала именно мне.

Власть в правильных руках очень созидательна.

Я делаю все возможное для того, чтобы развивать оркестр, музыку и культуру в нашей великой стране в целом.

Алибек Кабдурахманов

О проектах

Сложно выделить какой-то один из проектов. Они все наши детища, которыми мы одинаково гордимся. У каждого была своя публика, которая тепло встретила, создав особую атмосферу того или иного концерта. Все проекты — это фундаментальный
труд, который был проделан огромной командой профессионалов. Радует, что теперь мы можем делать вещи такого масштаба. За это я очень благодарен компаниям Uz Congress, Amirsoy, Sothis Aegis. Благодаря им симфонический Open Air стал доброй традицией, которую все с нетерпением ждут. Конечно, мне бы хотелось, чтобы концерты классической музыки симфонического оркестра посещались так же массово,
но, надеюсь, в будущем мы придем и к этому. Радует, что начало положено.

Многие любители симфонических концертов говорят о том, что во всех наших Open Air-проектах очень мало классической музыки. Я с этим согласен: из всего репертуара количество классики составляет процентов двадцать. Здесь нужно понимать, что цель симфонического Open Air — это развитие и популяризация симфонического оркестра и
классической музыки.

Сила музыки

Мы прививаем людям любовь к искусству, найдя компромисс в виде слияния популярной современной музыки и оркестра. Обычного слушателя было бы сложно заинтересовать, начав знакомство сразу с тяжелой классики, это нужно делать постепенно.

Музыка пробуждает в нас все самое прекрасное, учит видеть, слышать и чувствовать по-иному. Я считаю, что дети в обязательном порядке должны посещать музыкальные школы и слушать классическую музыку, как бы строго это ни звучало. Сейчас мы
стараемся воссоздать музыкальные лектории для школьников, как это было во времена Союза. Опять же, привлечение внимания детей — это довольно сложный процесс. Но нет ничего невозможного.

Музыка может творить чудеса.

У меня был очень интересный случай. Мы объездили всю страну в рамках симфонического Open Air. После одного из концертов я увидел плачущую женщину. Я испугался и подошел к ней, так как всегда общаюсь с публикой, и спросил, не случилось ли чего. Я получил ответ, который поразил меня до глубины души: она сказала, что никогда ранее не слышала симфонического оркестра и плачет от счастья и тех чувств, которые эта музыка вызвала в ней. Именно в такие моменты я понимаю, что иду верной дорогой, и что все не зря.

Алибек Кабдурахманов

Культурный вектор

Я считаю себя счастливым человеком: я объездил почти весь мир, занимаюсь любимым делом. В своих поездках изучаю культуру и опыт западных стран. Так, когда я был в Нью-Йорке, меня поразил тот факт, что у них нет министерства культуры как такового.
Вся «культурная жизнь» существует и развивается благодаря людям: меценатству и краудфандингу. В The Metropolitan Opera мне в руки попалась брошюра, где на пяти страницах были напечатаны имена тех, кто регулярно выступает спонсором. Там присутствовали имена и тех, кто жертвовал миллионы, и тех, кто отдал всего пару десятков долларов. Мне кажется, это отличный пример, который можно было бы перенять.

Наставник

Мне кажется, что я строгий, но справедливый наставник. Я много тружусь и много вкладываю в своих учеников. Однако на сегодняшний день очень остро стоит вопрос утечки кадров. Несколько моих учеников уже уехали за рубеж, получив интересные
предложения и выгодные контракты.

Конечно, это очень обидно. Но я не осуждаю ребят — каждый из нас выбирает для себя лучшее. Когда перед тобой стоит выбор между зарплатой в двести долларов и в две тысячи долларов, думаю, тут все становится очевидным. Поэтому, пока еще есть время и люди, мы должны суметь создать все условия для того, чтобы удержать специалистов в стране. Потом может стать уже поздно. Об этом говорит опыт Сингапура, когда правительство тратило баснословные деньги, чтобы привлечь опытных и талантливых музыкантов для создания оркестров.

Если не дирижерство…

Мне очень сложно представить себя вне музыки, она неотъемлемая часть меня.

Если бы была возможность вернуться в прошлое и что-то изменить, то я бы ничего не стал менять.

Это был бы уже не я, наверное. Я рад тому, как все сложилось в моей жизни, и доволен тем, кем стал. А если не дирижерство, то, наверное, я бы выбрал карьеру ударника и продолжил развиваться в этом направлении, добиваясь новых высот.

Алибек Кабдурахманов

Главное — разнообразие

В музыке главное — разнообразие. Невозможно всю жизнь слушать один и тот же жанр, тех же композиторов, исполнителей. Мне кажется, это нас ограничивает. С возрастом меняются вкусы, интересы, стили. В ранние годы я любил Моцарта, Вивальди. Сейчас очень люблю русских классиков XIX-XX века.

Поражает, как они умудрялись не только творить такие шедевры во времена репрессий и прочего ужаса, так еще и получать ордена и медали за свое творчество. Поэтому мне сложно выделить один жанр, все они хороши по-своему. Главное — слушать.

О планах

Я очень давно вынашиваю идею поставить балет с нашей национальной музыкой. Это будет очень красочное шоу, которое всем понравится. Но воплощение этой идеи требует колоссальных ресурсов, поэтому пока этот проект отложен и ждет своего звездного часа.

Статья подготовлена: Сожида Ибрагимова
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии