Что такое детские права, чем они отличаются от прав взрослого человека? Уполномоченный Олей Мажлиса по правам ребенка рассказала об этом, привела конкретные примеры усилий по реализации прав детей, а также затронула вопрос инвалидности и отношения людей к этому явлению.

Помимо Конвенции о правах ребенка, Узбекистан ратифицировал два Факультативных протокола и две Конвенции Международной организации труда — о минимальном возрасте приема на работу и о запрещении наихудших форм детского труда. Утверждение этих документов подразумевает принятие государством на себя обязательств по их исполнению.

Основная задача у полномоченного по правам ребенка — осуществление парламентского контроля за исполнением обязанностей. Данная работа включает в себя постоянный мониторинг детских учреждений. За два года было проведено более ста визитов в дома «Мехрибонлик», «Мурувват» — для детей с инвалидностью и центры социально-правовой помощи, специализированные школы-интернаты, детские сады, Республиканские учебно-воспитательные учреждения в Коканде, Чиназе, Бахте, детские отделения ПНД и ПБ, SOS — детские деревни, детская и женская колонии.

Какие именно права?

Особенно интересно, как в детских учреждениях соблюдаются права ребенка: на жизнь, имя и фамилию, гражданство, на охрану здоровья, на доступ к образованию, на получение квалифицированной медицинской помощи, на получение социальной помощи и услуг, отдых и досуг, занятость и приобщение к физической культуре, на безопасность или свободу выражения мнения.

В ходе мониторинга выявляются нарушения, несоблюдение и несоответствие утвержденным стандартам. В таких случаях соответствующие рекомендации направляются в хокимият области, района, города и соответствующее министерство, а в случае нарушений прав ребенка — в правоохранительные органы.

Конкретные действия

Информация о выявленных нарушениях и недостатках дома «Мехрибонлик» в Кашкадарье была немедленно доведена до областного хокимията и прокуратуры. По итогам рассмотрения, деятельность данного учреждения была прекращена, а дети были переведены в другой дом «Мехрибонлик».

К нам поступают обращения об имеющихся фактах физического и сексуального насилия в отношении ребенка. Принимая во внимание сигналы родителей, законных представителей детей, законодательные опыт и практику других стран, было подготовлено предложение в Генеральную прокуратуру Республики Узбекистан о необходимости усилении ответственности за такие преступления в отношении несовершеннолетних. Как результат, в прошлом году были внесены соответствующие изменения в статьи 128 и 129 УК РУз.

Каждый ребенок имеет право на социальное обеспечение

К нам поступило обращение женщины, у которой в местах лишения свободы родился ребенок. Она не получила суюнчи пули. Разобравшись в ситуации, мы выяснили, что все женщины этой категории не получали пособие по случаю рождения ребенка — нарушены права ребенка и принцип всеобщего равенства перед законом. Решением этого вопроса стало обращение в Пенсионный фонд и Министерство юстиции.

В итоге сегодня женщины, родившие в местах содержания под стражей, получают соответствующие пособия.

У ребенка есть право на имя, фамилию и гражданство, на сохранение индивидуальности

К нам поступают обращения родителей и других заинтересованных лиц на предмет отсутствия у ребенка свидетельства о рождении, что является грубым нарушением конституционных прав. Ребенок должен быть зарегистрирован сразу же после его рождения. То есть, нарушение его права на имя и несвоевременная регистрация в органах ЗАГСа автоматически влечет нарушение всех его прав и свобод, фактически лишает возможности пользоваться гарантированными благами.

Целые цепочки проблем появляются в результате несвоевременного исполнения государственными органами своих непосредственных обязанностей

В прошлом году поступило обращение от бабушки, дочь которой проживает за границей, об оказании содействия в получении свидетельства о рождении ее внучки.

Внучка родилась за границей, получила аналог регистрационного документа, и с ним была привезена в Узбекистан. Более 10 лет бабушка обращалась в различные инстанции для получения свидетельства о рождении внучки.

В таких случаях, когда ребенок остается без попечения родителей, его законным представителем являются органы опеки и попечительства. Они наделены полномочиями по представлению интересов ребенка на всех уровнях, в любом государственном органе. Именно они несут персональную ответственность за защиту ребенка до полного решения проблемы.

Заявления несовершеннолетней девочки и бабушки были приняты в работу, направлены запросы в органы опеки по месту жительства. Имели место многочасовые консультации с сотрудниками ЗАГСа, прокуратуры, Верховного суда, районного отдела по защите прав ребенка. В судебном порядке был рассмотрен вопрос об установлении факта рождения, было получено свидетельство, а также оформлена опека.

Сколько времени и нервов потребовалось для решения! Сколько еще упущено…

Крайне важно донести до органов по защите прав ребенка на местах о возложенных на них ответственности, функциях и полномочиях

Сегодня функционирует рабочая группа, которая объединяет всех сотрудников секторов и отделов по защите прав ребенка для обсуждения спорных вопросов, обмена опытом и так далее. Работа в такой группе обеспечивает понимание персональной ответственности. Более того, вопросы детей, которые находятся в семье, также находятся в поле зрения этих структур. Система будет работать только при условии четкого понимания объектами своих функций и обязанностей. Мы работаем над тем, чтобы донести эти фундаментальные понятия до каждого работника на местах.

Основная проблема, которая имела место в работе системы защиты прав ребенка, это непризнание своей роли и ответственности. Есть такой фразеологизм: «Видя, не видят, а слыша, не слышат и не разумеют…».

Органы на местах прекрасно знают законодательную базу и роль каждого из объекта системы социального обеспечения и опеки. Вопрос в том, насколько они готовы выполнять свои прямые обязанности.


Процесс деинституционализации опеки

Ребенок, выросший в детском учреждении, зачастую не готов ко взрослой жизни. Институциональный режим пагубно влияет на его развитие, приводит к стигматизации путем ограничения прав и свобод. По этой причине начат процесс сокращения количества детских специализированных учреждений.

Сегодня проводятся пилотные мероприятия с ЮНИСЕФ в Ташкентской области, проводится оценка ситуации. Различаются разные категории и группы: дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, малообеспеченные семьи, дети мигрантов, дети, у которых один родитель находится в медицинском учреждении либо в местах лишения свободы, дети с инвалидностью и так далее.

Нахождение ребенка в институциональных учреждениях необходимо в крайних случаях и должно быть максимально коротким — до тех пор, пока не решится вопрос его устройства. Поместить ребенка в детское учреждение — не конец, а наоборот, начало работы по поиску наилучших условий для его проживания и развития. Каждый ребенок должен жить в семье.

Актуален вопрос инвалидности

В Кибрае есть учреждение для детей с инвалидностью, в котором нет ни одного сироты — родители имеются у каждого ребенка.

Инвалидность не должна приводить к помещению ребенка в учреждение.

Мероприятия, нацеленные на повышение уровня осознанности граждан, должны менять сознание людей, которые, возможно, считают, что инвалидность — это приговор. ПОдготовлен проект закона «О социальной работе», закон «О социальных услугах для престарелых, инвалидов и других социально уязвимых слоев населения», а также указом президента предусматриваются выплаты по 500 тысяч сумов семьям, которые ухаживают за детьми «с особенностями». Сокращение количества домов «Мурувват» — не цель, а следствие создающихся возможностей получения спектра услуг для получения специализированной социальной помощи.

Статистика

В республике насчитывается 140 учреждений для детей-сирот и тех, кто остался без опеки родителей. В них воспитываются 2 023 ребенка.

За прошедший период отделения по защите детей районных (городских) хокимиятов совместно с отделением по защите детей нацгвардии перевели 1 393 детей сирот и оставшихся без опеки родителей на воспитание в свои семьи и к близким родственникам.

В итоге закрыто 16 детских учреждений:

  • 10 домов милосердия в Навои, Намангане, Коканде, районе Хужайли, Термезе, Бухаре, районе Камаши, Самарканде, Ташкенте и Маргилане.
  • 4 городка для детей в Навои, Хорезме, Сырдарье и Андижане.
  • 2 детских дома в Гулистане и Фергане.
Статья подготовлена: Константин Ким
Стилист:
Использованы: фотографии из архива UNICEF Uzbekistan
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии