Для многих перелеты на самолетах стали такой же неотъемлемой частью жизни, как походы в магазин. Путешествия и командировки, стыковки и дальние перелеты теперь обычны и привычны. Но профессия пилота, как и раньше, вызывает почтение. Огромной “железной птицей” управляет человек, такой же, как мы с вами. Такой же или не такой? Мы поговорили с Алишером Нарходжаевым, действующим пилотом Национальной авиакомпании “Узбекистон Хаво Йуллари” о том, зачем нужен экипаж, если есть автопилоты, о предполетной подготовке, нештатных ситуациях и любви к своей работе.

Детские мечты

Детство у меня было таким же, как и у многих: садик, школа, тренировки. И мечты были почти такими же, как у всех. Собирался стать или супергероем, или ученым, профессором генной инженерии. Победило желание стать летчиком, и примером мне стал отец. Как сейчас помню, он приходил домой в форме, в фуражке, с чемоданами. Глядя на него, я стал интересоваться профессией: зачем она нужна, что нужно знать, чтобы начать летать.

Алишер Назарходжаев

Без любви к профессии не получится хорошего пилота

Кандидаты, которые подают документы на лётную специальность, в первую очередь проходят полное медицинское обследование, от сдачи анализов до осмотра профильных врачей. Проверяют абсолютно все: рост, вес, работу сердца, оценивают дефекты речи, остроту зрения, наличие переломов. После того, как врачи решат, что по физическим параметрам специалист подходит, он допускается к психологическому отбору. Здесь определяют тип характера, психические (психоэмоциональная устойчивость и т.п.), личностные (ответственность, долг и др.), интеллектуальные (оперативное мышление, уровень логики и т.д.), психофизиологические (развитие глазомера и т.д.) качества. Пройдя эти проверки, кандидат допускается к экзаменам для проверки знаний. Но, как показывает практика, даже всех экзаменов и тренингов недостаточно, чтобы освоить профессию пилота. У человека должна быть любовь к выбранной работе, и это, наверное, относится ко всем специальностям.

Готовность номер один

Подготовка к полету начинается задолго до него. По прибытии на работу мы получаем пакет документации по предстоящему рейсу — номер воздушного судна, маршрут полёта, загрузка, все предварительные расчеты. Собирается полная информация о состоянии самолета от инженеров, информация от бригадира службы бортпроводников об их готовности.

Алишер Назарходжаев

Знакомимся с погодными условиями по маршруту и на аэродромах, которые нас интересуют на этом рейсе. Экипаж проходит медосмотр у фельдшера. После анализа всех данных принимается решение на полет, если оно положительно – проходим таможенный и пограничный контроль, отправляемся на самолет, готовить его к рейсу.

Полёты по приборам и без

Каждый этап полета по-своему ответственный, начиная от прибытия на работу, анализа информации до принятия решения на полет. Если говорить о штатных ситуациях, самые сложные этапы – это взлет и посадка самолёта. Кабины современных самолетов рассчитаны на двоих. В полете оба пилота равны, хотя принятие окончательного решения — всегда за командиром. У каждого — свои обязанности и, конечно же, взаимоконтроль. Все мы люди, и все могут ошибаться, будь то капитан или второй пилот. Вот тут-то и нужен второй член экипажа. Такая система в разы увеличивает безопасность полётов. Нынешние самолеты и их автопилоты очень умны. Они могут все сделать сами, главное загрузить в них правильные данные. Мы даже иногда шутим: “Не мешай самолету, он сам все сделает!”. Полеты в большой авиации осуществляются по приборам. Они считывают готовые маршруты полетов, которым нужно следовать. Но нельзя заранее прописать алгоритмы на все случаи жизни. Могут возникнуть ситуации, когда машина не сможет решить, что делать, куда и как правильнее лететь. Тогда на помощь машине приходит человек.

Безопасность — прежде всего

У нас в НАК основной упор делают на безопасность полетов, поэтому соблюдаются все возможные меры предосторожности. Самолёт максимально защищен от поломок и внешних негативных факторов. Пилотов обучают дополнительным навыкам: оказанию первой медицинской помощи, работе с опасными грузами в случае протечки, нарушения герметичности. С пассажирами имеют дело, в основном, наши очаровательные бортпроводницы.

Когда всё идёт не по плану

Посадка в сложных метеоусловиях – это отдельная огромная тема. Сегодня автоматика позволяет производить посадку чуть ли не вслепую, но сложные заходы требуют большой концентрации. Нужно быть готовым в любую минуту прервать манёвр. Бывают и не­штатные ситуации, например, удар молнии, попадание птиц в турбину. Попадание молнии, в зависимости от ее силы, может вывести из строя некоторые системы, но вряд ли станет причиной катастрофы. А птица, попавшая в двигатель, может привести к его выключению. Но даже это не считается катастрофической ситуацией, если двигатель не загорится. С одним работающим двигателем практически в любой точке мира можно долететь до ближайшего аэродрома и безопасно посадить самолет.

Алишер Назарходжаев

У меня тоже бывали сложные рейсы, самый тяжелый помню как вчера.

Не хочу подробно описывать, но тогда я «поймал» и попадание в сложные метеоусловия, и отказ материальной части, и уход за запасной аэродром. Хорошо, что мы постоянно практикуем особые случаи на тренажерах, отрабатываем навыки. Без тренировок пилота просто не допустят к полетам.

Хороший отдых – лёгкий полёт

Если перелет длинный, и рабочего времени не хватает, чтобы вернуться на базу, мы остаемся на так называемых “эстафетах”. Экипаж отдыхает, а самолет обратно пилотирует другой экипаж. Дожидаемся следующего рейса, тем самым сменяя уже следующих. Они тоже остаются на отдых, чтобы улететь обратно позже. Вообще, сколько и как пилоты отдыхают, описано в правилах и инструкциях. Если мы соблюдаем предполетный отдых, то и весь полет (если он проходит без задержек и отказов) будет успешным.

Секреты тайм-менеджмента

Для меня быть в тонусе – это быть продуктивным. Помогают поддерживать себя обязательный отдых, любовь к работе и некоторые приемы, о которых вам расскажет любой бизнес-коуч. Я всегда составляю план на день и чек-листы. Мне проще работать, если я вижу цель. Тогда я знаю, к чему стремлюсь, и всю работу делаю легко и с удовольствием.

Ненормированная работа

График работы у нас 5 рабочих дней в неделю, ненормированный, хоть и не нарушает Трудовой кодекс. Есть два выходных дня, но это не обязательно суббота и воскресенье. Отпуск тоже положен, и все проводят его по-разному. Мой приоритет – семья. Стараюсь уделять ей как можно больше времени, быть не только кормильцем, но и отцом. У меня две дочери, очень не хочется оставаться в стороне, пока они растут. В моем чек-листе выделен как минимум час на общение с семьей. Не всегда получается, но хотелось бы почаще участвовать в жизни детей. Для меня это самый мощный источник энергии и стимул к жизни!

Алишер Назарходжаев

Профессия, любимая и единственная

Я очень люблю свою работу. Бывают, конечно, случаи, когда приходится попотеть, но даже это приносит радость. Коллектив у нас дружный, что ещё больше склоняет чашу весов в положительную сторону. Променял бы работу пилота на другую? Скажу больше: я не представляю себя в другой профессии!

Статья подготовлена: Александра Стимбан
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии