После 25 лет работы в крупнейших зарубежных компаниях Атабек Назиров вернулся в Узбекистан воплощать мечту о служении стране и народу. Сейчас он возглавляет Фонд прямых инвестиций. В интервью The Mag собеседник рассказал, как внедряет в экономику лучший мировой финансовый опыт и что нужно для создания устойчивой финансовой экосистемы.


Вы окончили Университет штата Нью-Йорк, потом работали в таких знаковых организациях, как Goldman Sachs Group и JPMorgan Chase. Ваш карьерный путь начался там, где многие финансисты мечтают его завершить. Сложно ли было принять решение о переезде в Узбекистан?

Скажу честно: всегда мечтал вернуться. Любовь к нашей стране – сильная штука. Никогда не покидает. Даже после 25 лет работы и учебы за рубежом. Думаю, многие узбекистанцы, которые уехали по разным причинам, меня поймут. Поэтому, когда наш Президент Шавкат Миромонович Мирзиёев взял курс на реформы и на открытость, я решил вернуться.

Почувствовали, что нужны здесь?

Да. И что мне Узбекистан тоже нужен. Мне было 43 года. Я поработал во многих финансовых институтах, добился каких-то результатов. Последняя работа до переезда была в Лондоне, в Европейском Банке Реконструкции и Развития. Я как старший банкир по Центральноазиатскому региону финансировал компании в Монголии, Казахстане, Туркменистане. А Узбекистан был белым пятном на карте.

Потом в стране начались реформы. Мы поняли, что открываются новые возможности. В начале 2017 года я отвечал за возвращение банка в Ташкент, работал на инвестиционных резидентов в Узбекистане. А потом мне предложили поработать на правительство, и уже весной 2018-го я пришел в Министерство инновационного развития.

Министр инновационного развития в интервью The Mag рассказывал, что, когда это ведомство только появилось, никто не понимал, зачем оно нужно.

Когда я пришел, оно уже функционировало, но не все понимали задачи министерства в развитии каких-то отраслей. Я отвечал за реформы финансово-банковского сектора, должен был предлагать инновационные решения. Те, кого касались изменения, конечно, задавали вопросы. Это был своеобразный элемент конкуренции, но в ней всегда рождаются лучшие идеи.

Потом Вы перешли в Министерство народного образования. Сложно было там работать?

Очень сложно. Это невероятно объемный сектор, поэтому решать проблемы в этой сфере тяжело. Но очень важно.

Сейчас образованию в стране уделяется достаточно внимания, но многое было упущено за прошлые годы. Мы до сих пор в поиске оптимальной образовательной системы.

Что мы должны преподавать? Какие знания давать детям? Вопросов много. И знаете, идей хватает. Сложности с воплощением их в реальность. Для этого нужны единомышленники. Есть много людей, которые приходят с предложениями, а когда зовешь их вместе работать, желающих становится меньше. Но процесс идет. Думаю, со временем все будет в порядке.

После министерств Вы работали в Агентстве по развитию рынка капитала. Почему его упразднили?

Не упразднили, а консолидировали с Министерством финансов. На мой взгляд, это было правильное решение. Минфин – один из ключевых игроков финансовой системы страны. Многие вопросы, связанные с развитием рынка капитала, там будут решаться быстрее.

Не было ли мыслей оставить госслужбу и вернуться в частный сектор?

У меня всегда было желание попробовать себя в public service (англ. «государственная служба» – прим. ред.). За рубежом считается, что, если вы служите государству – вы служите народу. Быть частью команды президента, частью реформ – это шанс, который выпадает раз в жизни. Не во многих странах так можно. То, что удалось сделать в Узбекистане – большая удача. Здесь есть возможность для изменений. Не сразу, не по щелчку, но мы видим перемены.

Когда Вам предложили возглавить Фонд прямых инвестиций, это было третье приглашение за три года на руководящую позицию в только что созданную организацию. Большой вызов. Не было сомнений?

Ни секунды не сомневался! Именно сейчас мне удается максимально применить все знания, связи, контакты, которые были наработаны в мировом инвестиционном сообществе.

Через 4-5 лет, я надеюсь, этот финансовый институт будет одним из якорных инвесторов в нашей стране, будет подпитывать развитие узбекской экономики, мобилизовывать именно тот капитал, которого сейчас критически не хватает.

Можете в двух словах объяснить, что такое UzDIF?

UzDIF – это инвесткомпания, созданная государством. Мы должны финансировать ключевые отрасли экономики страны, преимущественно в частном секторе. Предоставлять им собственный капитал, привлекать зарубежных инвесторов. Создавать рабочие места, поддерживать устойчивые компании в регионах, чтобы получать возврат капитала. Проще иметь дело с уже существующими крупными компаниями, но мы планируем создать отдельный субфонд, через который будем поддерживать малый и средний бизнес, стартапы.

Какие отрасли сейчас в приоритете?

Мы отталкиваемся от особенностей узбекской экономики, ее фундаментальных преимуществ. Определились ключевые сектора. Это производства: текстильное, химия, металлургия, агросектор, продукты питания, стройматериалы. Смотрим на транспортно-логистические проекты. Здесь Узбекистан имеет конкурентное преимущество мы находимся в центре большого региона, который соединяет Шелковый путь. С ростом населения, экономической активности растет спрос на транспортно-логистические услуги.

Еще сейчас большой спрос на развитие частных медицинских услуг. На образовательный сектор тоже смотрим. Для развития IT-индустрии больше нужны венчурные деньги. Но если, например, Amazon захочет построить здесь data-центр, мы будем заинтересованы в финансировании такого проекта, потому что он капиталоемкий.

Когда речь заходит об инвестициях, тем более с участием государства, всегда возникают вопросы о транспарентности. Могли бы рассказать о механизме принятия решений и стандартах UzDIF?

Принцип номер один – инициаторы проекта должны продемонстрировать опыт или проверенных партнеров в отрасли, где они хотят развивать бизнес. Важна репутация бизнесменов и спонсоров, которые входят в проект.

Есть требования и к финансовой отчетности. Компании должны иметь открытую отчетность и возможность проводить аудит по стандартам МСФО, желательно с участием «большой четверки» (четыре крупнейших сети компаний, предоставляющих аудиторские и консалтинговые услуги: Deloitte, PwC, EY и KPMG – прим. ред.). Знаю, что в Узбекистане это сложно.

Но мы  проходим путь, по которому шли многие страны. Надо держаться этого направления.

Что происходит после получения заявки?

Мы обозначаем, какие у нас инвестиционные принципы, какую долю мы готовы инвестировать. Она может достигать 49%. Если клиента устраивает наш подход, а нас устраивает клиент, начинаем первичную оценку привлекательности проекта. Затем даем перечень вопросов о готовности к реализации. У клиента должны быть бизнес-план, расчеты, история компании.

Самое главное – насколько этот проект, по нашей предварительной оценке, устойчив. Последнее, чего мы хотим – это потерять деньги. Одобрение инвестиционной сделки – долгий процесс, от года до двух лет.

Какими должны быть Ваши клиенты?

Добросовестными партнерами, которые готовы играть с нами в открытую, показывать, что происходит с компанией. Самое сложное начинается после вложения инвестиций. Это как в отношениях. Юноша и девушка встречаются и проявляют свои самые лучшие качества, а после свадьбы открываются реалии. То же самое в инвестиционных сделках. Поэтому мы уделяем пристальное внимание due diligence – комплексной оцен- ке проекта и рисков.

Вам поставили амбициозные планы – до конца 2023 года обеспечить приток в страну 200 млн долларов инвестиций. Уже есть конкретные кейсы?

Мы должны инвестировать 100 млн нашего учредителя и привлечь дополнительно 200 млн из других источников.

Желательно частных, но можно из международных финансовых институтов. Кейсы есть, они в проработке. Не хочу забегать вперед. В инвестиционном мире партнеры ценят конфиденциальность. Но когда мы подпишем конкретные договоренности, обязательно об этом расскажем.

На инвесторов из каких стран UzDIF будет ориентироваться в первую очередь?

Мы ведем работу со многими. Смотрим на страны, где есть избыток капитала и с которыми Узбекистан имеет хорошие двухсторонние отношения. Это Корея, Саудовская Аравия, Арабские Эмираты. Работаем с США, с инвестиционным сообществом Китая, России. Если есть интерес инвестировать в Узбекистан – мы готовы к диалогу со всеми.

Во время выступления на UBTIC Вы упомянули, как Маргарет Тэтчер обеспечила участие британцев в приватизации. Хотели бы повторить это в Узбекистане?

За всех участников приватизации в Узбекистане говорить не могу, но я бы хотел, чтобы так было, и всегда повторял: если мы будем строить устойчивый финансовый рынок через приватизацию наших компаний, есть апробированная модель. Речь о приватизации крупнейших государственных компаний. Это Uzbekistan Airways, «Узбекнефтегаз», «Узбекистон темир йуллари», НГМК. Их приватизацию можно провести по модели Маргарет Тэтчер: предлагать национальным инвесторам в Узбекистане акции этих компаний. Тэтчер предлагала их по дисконту – давала привилегии британцам. Таким образом у граждан была возможность поучаствовать в развитии страны. Народное IPO. Если грамотно подойти к процессу, можно достичь большого успеха.

Как это работает?

Приведу в пример американский рынок капитала, которому больше 200 лет. Вся американская экономика выросла за счет двух вещей. Первое – это защита прав собственности. Железобетонная. В том числе интеллектуальной собственности. Если вы что-то создали, у вас есть возможность это защитить. Это позволяет создавать инновации. Никто не боится, что идеи украдут. И второе. На американском рынке капитал конкурирует друг с другом и находит лучшие идеи. Через акции, финансовые инструменты. Кто-то вложился и потерял деньги, но потом смог вернуть их, благодаря другим успешным инвестициям. Те, кто не понимает в инвестициях, доверяют профессиональным участникам рынка. Вкладываясь, люди создают свое благосостояние. Их доход растет, потому что растет фондовый рынок. Покупают акции Google, компания растет, цена акции поднимается – население богатеет и пополняет свои пенсионные накопления.

Маргарет Тэтчер в свое время сломала барьер, доказала обыкновенным гражданам, что можно инвестировать в акции национальных чемпионов, вовлекла миллионы людей в рынок капитала. Наш фонд хотел бы участвовать в народных IPO, вместе делать это с гражданами, с зарубежными партнерами и таким образом мобилизовывать больше инвестиций в нашу экономику, создавать финансовую экосистему.

Чтобы вовлечь население, нужна финансовая грамотность?

Не сказал бы, что это главное. Чтобы пойти к врачу за лекарством, вы должны сами стать врачом? Мы не можем быть специалистами во всем. Мы доверяем профессионалам. Вы много лет потратите, чтобы обучить всю республику финансовой грамотности. А зачем?

Нужно поднять отрасль профессиональных участников финансового рынка, которые смогут управлять этим рынком и помогать населению.

Блиц

Если Вам предложат выбор – 100 млн долларов или работу, которой вы занимаетесь – что выберете?

Возьму 100 млн долларов, вложу их в UzDIF и буду продолжать развивать Фонд.

Чем любите заниматься в свободное время?

Его не так много. Когда появляется, стараюсь проводить время с семьей.

Какой Вы руководитель?

Справедливый, жесткий, требовательный.

Какие люди Вас окружают?

Абсолютно разные. Я считаю, что у каждого есть что-то уникальное и пытаюсь балансировать, чтобы все могли друг у друга учиться. Главное, что мне нравится в людях – это добросовестность и желание работать над собой, добиваться успехов. Эти две вещи реально бесценны.

Какое самое трудное решение, которое Вы когда-либо принимали?

Когда мне пришлось увольнять первый раз. Было очень тяжело, но пришлось.

Если бы у Вас была машина времени, куда бы Вы отправились – в прошлое или будущее?

В будущее.

Что хотите там посмотреть?

Каким будет Узбекистан лет через 20. И вернуться обратно, чтобы что-то поменять или продолжать то, что мы делаем.

Какой совет Вы дали бы себе 18-летнему?

Проводить больше времени с семьей. С теми людьми, кто тебе близок.

Статья подготовлена: Екатерина Ледовская
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии