На сцене театра «Ильхом» состоялась премьера уникальной постановки «Белый кролик, красный кролик». Как может актер, пусть даже самый талантливый и знаменитый, без режиссера и репетиций донести до зрителей то, что он и сам видит впервые — читайте в The Mag.

Содержание данной пьесы не найти на просторах интернета, нет и ее книжного варианта. Она уникальна прежде всего тем, что на сцене каждого театра остается только премьерой. Первое прочтение — именно прочтение, а не постановка! — состоялось в 2011 году, и с того момента пьеса превратилась в самое настоящее театральное шествие. «Белый кролик, красный кролик» путешествует по миру вместо своего автора Нассима Сулейманпура — иранца, отказавшегося в свое время от несения воинской службы, и за это ставшего невыездным. Переведенная более чем на 25 языков, пьеса совершила путешествие по театрам более 50 стран. И каждый раз честь прочесть ее перед зрителями выпадала действительно звездам первой величины — Вупи Голдберг, Синтии Никсон, Анатолию Белому, Стивену Фраю и другим.

В ташкентском театре «Ильхом» перед двумястами четырнадцатью зрителями пьесу «Белый кролик, красный кролик» представила Заслуженная артистка Узбекистана Ольга Володина. Как выяснилось, каждый чтец за 48 часов до премьеры получает инструкции, где оговорено все, начиная от декораций и одежды актера, а уже непосредственно на сцене ему вручают запечатанный конверт с текстом пьесы.

Одна из особенностей спектакля состоит в том, что вместе с чтецом актерами становятся зрители, которых выбрал сам автор, а его незримое присутствие ощущается на протяжении всего действия. Именно он устами актрисы отдавал распоряжения, пересчитывал зрителей, приглашал их хоть ненадолго почувствовать себя звездами сцены. Одной из таких «звезд» стала и автор настоящей статьи.

«Сначала, со стороны, было интересно наблюдать за тем, как вдохновленные «детским» названием пьесы зрители веселятся и даже стремятся принять участие в действии. Однако со временем начинаешь понимать, что это не пьеса, не спектакль, это некий психологический эксперимент, опыт, а ты — тот самый кролик, над которым этот опыт ставит автор. Стремление выйти на сцену любимого театра пропадает, остается желание наблюдать за другими участниками эксперимента.

Удивляешься тому, что актриса не прерывает действия, а мужественно продолжает читать мысли автора, общаться со зрителями. И именно сейчас все внимание переключается на зрителей. Которые в едином порыве превращаются в целый организм, показывая, как на них подействовал на них этот эксперимент. Меняется и ход времени — оно одновременно и тянется, и летит. И за ним настолько перестали следить, что когда было объявлено о конце спектакля, никто в это не поверил, и зрители еще некоторое время не хотели расходиться.

Как можно описать свое состояние после всего случившегося? Да, произведение и постановка действительно уникальны, и пьеса, и ее автор по праву заслужили все полученные награды. Но остаются мысли и ощущение: мысли о жизни, вернее — переосмысление ее, ощущение тревожности и тяжести. Эти ощущения усиливаются, когда три обсуждающие пьесу воинственно настроенные пожилые зрительницы набрасываются на меня с обвинением того, что уж если все участники были простыми зрителями, то я уж точно — актриса театра, и было видно, что мне все оказалось заранее известно.

Это все заставило меня задуматься: уж если я, простой зритель, чувствую себя не очень хорошо после просмотра и участия в таком действии, то что ощущает актриса, которая от начала до конца была внутри самого текста»?

Ольга Володина, Заслуженная артистка РУз:

«Меня начало трясти еще за сутки до спектакля. Для меня любая премьера — это своеобразная мини-Голгофа. А здесь можно было все сравнить с минным полем — ведь я не знала, что там, в этом конверте… Я надеюсь, что зрителям все было понятно. А уж после окончания хотелось просто закричать. И уже дома долго не могла уснуть. Конечно, я испытала стресс. Было неловко перед некоторыми зрителями, но они выдержали все условия и задачи, поставленные автором.

В каждом явлении всегда есть и позитивная сторона, и негативная. Но данное произведение, мне кажется, было создано с целью, чтобы люди задумывались над тем, что происходит, что они делают, что говорят. И хочется отметить: слава Богу, что все это происходит на сцене.


Театр тем и хорош, что убиенный потом встает и кланяется. И отрадно отметить, что наш зритель — думающий, наши люди — добрые, внимательные, наблюдательные. Они настолько вовлеклись в процесс, что хором говорили о праве выбора и отговаривали от того, чтобы я выполняла какие-то условия автора, которые им не понравились. Даже после спектакля ко мне подошел мужчина: поинтересовался о моем самочувствии и предложил вызвать такси. И тут можно сделать вывод о чистоте душ наших людей. И, может, нам всем стоит почаще обращаться к своей чистоте и свету и видеть их в других?».

Статья подготовлена: Диана Ибатуллина
Фото:
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии