Фаина Раневская говорила: “Сняться в плохом кино – это как плюнуть в вечность”. Вот и сделать плохое кино – это тоже плюнуть в вечность. Театр – это совсем другое дело: каждый раз идет наработка — сегодня ты сыграл плохо, завтра хорошо. А кино – это игра раз и навсегда!

Моя бабушка – эталон настоящей актрисы

Если говорить о героях в реальной жизни, то моя главная и любимая героиня это бабушка – актриса Яйра Абдуллаева. Когда мы находимся на съемочной площадке и актеры начинают показывать свою “звездную” болезнь, я говорю: “Я всю жизнь прожила с актрисой и до сих пор с ней живу. И не просто актрисой, а со звездой! И вы считаете, что я должна к вам как-то по-особенному относиться?” Для меня бабушка  – эталон настоящей актрисы! Но есть такие молодые актеры, которые это имя слышат впервые. Когда я об этом узнаю, то перестаю к ним серьезно относиться. И это не потому, что она моя бабушка, вовсе нет! Как можно не знать Яйру Абдуллаеву, Шукура Бурханова? Но они не знают и мировых имен! Если их спросить: какие фильмы Квентина Тарантино, Джеймса Кэмерона, Ридли Скотта вы знаете? Они могут знать каких-то актеров, но не режиссеров. А при этом, многие из них по специальности режиссеры!

Яйра Абдуллаева

То, что моя бабушка великая актриса, я начала понимать, только когда поступила в институт. В более юном возрасте это не приходит. Мне говорили об этом родственники, которые приходили в гости, знакомые… Я помнила об этом всегда, преподаватели напоминали мне об этом. Это было постоянно, особенно когда я не хотела заниматься, ленилась…

Например, Лола Агзамова, которая преподавала нам сценическую речь, всегда говорила мне: “Ты никогда не будешь такой, как твоя бабушка!” На что я отвечала: “Правильно! Я и не стремлюсь к этому. Яйра Абдуллаева у нас одна, Тамара-ханум одна, а я буду Елизаветой Карали”.

Но, конечно, мне передались какие-то черты бабушки – не без этого. Вообще, как оказалось, я очень похожа на нее в молодости. В институте мы ставили спектакль “Пять жен Ходжи Насреддина”,  где я играла младшую жену — Тутихон. И когда бабуля увидела меня в костюме — в платке, национальной одежде, — то воскликнула: “Боже мой, как же ты похожа на меня!”

Яйра Абдуллаева

Бабуля меня всегда поддерживала, помогала, но иногда и ругала. Она всегда была со мной очень строгой, никогда не хвалила просто так, только потому, что я – внучка. Нет! Я всегда выслушивала море критики, но обязательно был и какой-то положительный момент: “А вот это было хорошо! Молодец!” И вот этому я радовалась!

Я никогда никому не говорила, что я — внучка Яйры Абдуллаевой. Об этом люди узнают случайно. Я до сих пор нигде это не афиширую, но порой люди говорят: “Вы знаете, кто она? Это внучка Яйры Абдуллаевой!” Но я стараюсь не пользоваться этим.

Хотела бросить и уйти

Не раз хотелось бросить учебу и уйти. Изначально я вообще не хотела поступать в театральный институт. На этом настояла бабушка. Я хотела быть юристом — мне нравились темы расследования, статьи об этом, что-то искать, выяснять… Я страшный фанат детективов: романов, фильмов, сериалов… Я перечитала и пересмотрела – и продолжаю! – все, что возможно на эту тему. Но бабушка сказала: “Не переживай – на сцене тоже можно быть юристом!”

Первые два курса было тяжело, я не хотела делать этих упражнений — оживление предметов, животных, не хотела придумывать этюды. У меня был такой, своего рода, протест. Мой упрямый характер – это тоже в бабулю. Она ведь очень упрямая и всегда добивается своей цели. Я точно такая же – мне нужен результат!

Конечно, были любимые предметы. Например, пластика. И мы все безумно любили нашего преподавателя — Сейдуллу Молдаханова. Это был тот предмет, который я никогда не пропускала и посещала исправно. Сейдулла Абдуллаевич очень хорошо знает нашу семью, уважает бабулю и маму.

После второго курса я начала заниматься, работать – мне стало интересно, потому что пошли отрывки спектаклей. Конечно, хвалить саму себя не принято, но были моменты, когда бабушка — да и не только она, — говорила мне, что гордится мной. А это дорогого стоит! Потому что есть надежда.

Я не очень много снималась, и пришлось сделать выбор – найти в себе силы уйти за кадр. Пришлось учитывать свою внешность, незнание языка – по-узбекски я говорю с акцентом. Конечно, это болезненно, но  мне стали меньше и меньше предлагать ролей. Я не стала зацикливаться на карьере актрисы, не стала впадать в депрессию, а начала заниматься любимым делом – работать в кино.

Актриса и режиссер

Первые мои роли были эпизодическими, лишь со временем мне были предложены очень хорошие персонажи в фильмах “Подкидыш” и “Ёндиради-куйдиради”… Я за своим творчеством не слежу так, как это делает моя мама. Она собирает мои фильмы, бабулины… А я как бабуля! Она тоже относится к этому не так ревностно: “Ой, а что, я в этом фильме тоже снималась?” Но мама уже собрала коллекцию, причем по списку – она все перепроверяет: “Так, этого фильма у меня еще нет”, — и приносит новые.

Елизавета Карали

Наверное, самой необычной для меня ролью оказалась роль Клары – мамы восемнадцатилетней Дианы — в фильме “Суперкелинчак” (“Суперневестка”). Это было 10 лет назад — мне было 23 года. Я сама не понимаю и не помню, как меня уговорили сниматься. Это была не первая моя роль в кино – я уже снималась в фильмах “Покидыш”, “Ромео и Джульетта”, “Зумрад и Киммат”. Кстати, в последнем из этих фильмов снималась и бабуля, а у меня там совсем маленький эпизод. Но в фильме “Суперкелинчак” у меня очень хорошая роль, меня загримировали, сделав из меня настоящую маму. У нас был очень хороший гример — Екатерина Серякова. Мы не стремились к тому, чтобы сделать из меня уж очень взрослую женщину, но очень многие знакомые удивлялись, что это была я.

В настоящее время я пока занята в эпизодах, но хочется сыграть главную роль. Конечно, если такая возможность когда-нибудь будет, то я подойду к этому очень серьезно. Я не знаю, кого бы конкретно хотелось сыграть, но я хотела бы, чтобы это была отрицательная роль –можно полностью раскрыть себя, больше красок, нежели в таких очень-очень положительных героинях. По этой причине я никогда не хотела бы исполнять роль Джульетты – мне она кажется такой очень уж положительной, прямо до “мозга костей”.

Если говорить о моих планах в отношении работы режиссера, то у меня есть свои идеи, которые я хочу реализовать. Может мне не хватает смелости, как некоторым молодым людям, которые считают себя опытными режиссерами, не имея при этом ни образования, ни опыта работы. А просто идут и снимают! Например, я недавно слышала такое выражение Михаила Ефремова: “Кто ничего не смыслит в жизни, тот идет в режиссеры”. Он имел ввиду тех, кто не добившись ничего в жизни, лезет в режиссеры, думая, что это их призвание. Я не хочу, чтобы про меня так говорили! Ведь к этой работе надо относиться серьезно и ответственно. Потому что будут смотреть, ждать, обсуждать… А когда в чем-то оступишься, то скажут — вот, мы так и знали! Я могла бы давным-давно снять свой какой-нибудь “проходящий” фильм, но я так не хочу!

Хочу работать с хорошими актерами, снять что-нибудь интересное и достойное. А насчет темы… Я бы взяла что-то детективное или тяжелую драму без хэппи-энда, с неопределенностью в конце. Мне очень тяжело смотреть такие фильмы, но, тем не менее, я их очень люблю и смотрю. Я не люблю фестивальное кино, но в связи со своей профессией смотрю все, чтобы отвечать на вопрос: “Ты видела фильм режиссера…?” — “Да, я смотрю все!” Хотя мне может и не нравится это.

Елизавета Карали

Есть у нас “деятели” кино, которые ничего не заканчивали, не имеют ничего за плечами. Они попали в кино по тем или иным причинам – чаще всего финансовым. И пишут высокопарно: “Актер!”, “Режиссер!” Как это возможно? Я не спорю, конечно, есть настоящие актрисы и актеры, не имеющие соответствующего образования, но это их призвание. Например, Шахзода Матчанова, которая не имеет актерского образования, но эта девушка работает над собой ежедневно! Она читает книги, смотрит фильмы, занимается мастерством, развивается и растет.

Увлечения

Я очень люблю отдыхать за городом. Я люблю воду, поэтому мои излюбленные места – Чарвак и прочие. А компанию мне составляют мои подруги. У меня есть близкие подруги, которые не связаны с творчеством, не имеют никакого понятия о шоу-бизнесе, мире кино –я с ними отдыхаю и полностью отключаюсь от всего этого. Единственный человек из мира кино, с которы я дружу – стилист-визажист Рената Искандарова. Но! Когда мы встречаемся с ней, выезжаем за город – тогда не говорим о работе.

Я очень люблю путешествовать. Мой любимый город — Санкт-Петербург. Там есть что-то волшебное, что притягивает, завораживает… И даже Новый год я люблю встречать в этом волшебном городе. Года два назад мы с подружкой посетили Петербург в Новый год, там проходила выставка, посвященная Айвазовскому. Туда привезли картины изо всех стран, в которых они есть! Я очень люблю творчество этого великого живописца! И мы, при температуре минус тридцать, стояли три часа в очереди, чтобы попасть на эту выставку! Мы должны были в скором времени улетать, но мы выстояли, мы вошли, мы посмотрели! Ведь если видишь эти картины воочию, “живьем”, ощущения совсем другие, нежели тогда, когда видишь их по телевизору или на фотографиях.

Я очень люблю искусство, живопись. В Питере я вдоль и поперек исходила все музеи. Я мечтаю попасть во Францию, но не для того, чтобы посмотреть на Эйфелеву башню – она мне не нужна абсолютно. Я хочу в Лувр! Посмотреть произведения искусства. Например, в Питере я видела картины Леонардо да Винчи “Мадонна с младенцем” и “Мадонна с цветком”. Они совсем маленькие, величиной с книжную страницу, но смотришь на них и не можешь оторвать взгляда. Можно стоять часами. И поэтому я хочу увидеть “Джоконду” и другие его произведения.

Елизавета Карали

Я не могу понять современного искусства – я люблю классику. Я даже не понимаю Пикассо, но мне нравится Моне – он потрясающий! Также нравится Анри Руссо с его детскими рисунками – они очень интересные.

А что касается современного искусства, есть такие люди, которые называют себя художниками, но я считаю это просто издевательством над искусством. В Санкт-Петербурге я побывала на выставке художника Яна Фабра, который делает картины из панцирей и крылышек насекомых. Это, я считаю, дико! Эти чучела животных с головами других животных!.. Или же – доспехи в виде осы! И автопортрет самого художника: он без головы бьется о стену и течет кровь. А ведь вся Европа им восхищается! Это просто издевательство над искусством – я так считаю.

Я очень люблю читать. Я люблю Агату Кристи, Джейн Остин – я прочитала все ее романы. А если брать из классики, то на ком-то конкретном остановиться не могу – у каждого автора есть мое любимое произведение. Я, например, не могу сказать, что люблю всего Булгакова, но очень люблю “Мастера и Маргариту”.

Я никогда не вернусь к программе школьных и студенческих лет, хотя я прочитала ее всю. Например, “Преступление и наказание” Достоевского, конечно, в обязательном порядке читали все. Но для меня это звучит так: писать такие вещи – преступление, читать их – наказание!

Мой главный недостаток — доброта

Есть у меня одна характерная черта, которую я не очень в себе люблю. Я не знаю, как ее назвать, наверное, доброта. Я прощаю людей, даже если они сделали мне что-то плохое. Это мой главный недостаток! Конечно, в женщине важно умение прощать, но прощать навсегда. Если ты простила, то уже прости и никогда к этому не возвращайся – ни через день, ни через 10 лет, ни через 20.  Но и здесь надо следовать правилу: “Не будь жмотом – дай человеку второй шанс. Не будь идиотом – никогда не давай третий”.

А если быть честной, положа руку на сердце, я хотела бы быть более жесткой. Я плаксивая. Меня очень легко обидеть, особенно близким людям, хорошим знакомым…Я, конечно, потом могу и сама накричать, дать сдачи, но первая моя реакция – это вот такая! Хочется быть более жесткой, где-то даже стервой. Мне этого не хватает.

Счастье

Мой девиз: “То, что не убивает нас, делает нас сильнее”. Говорят, что есть определенные люди, в жизни которых должна быть драма. Нет, я не могу так сказать. Но несмотря на то, что мне всего лишь 34 года, я много пережила, со многим столкнулась, добивалась всего и шла ко всему сама, своими усилиями. При поддержке мамы, бабушки, но — сама. И до сих пор все делаю сама. Поэтому я стала намного сильнее. Не так, конечно, как хотелось бы, но сильнее — у меня появился внутренний стержень. Уже стараешься без эмоций реагировать на что-то — не закрывать глаза, но относиться спокойнее.

Елизавета Карали

Я очень счастливый человек. У меня есть любимое дело. У меня есть моя семья – мама и бабушка, родные люди. И скоро у меня будет уже своя семья – на свет появится частичка меня – это, несомненно, самое большое счастье!

Статья подготовлена: Диана Ибатуллина
Фото:
Стилист:
Использованы: фотографии из личного архива героини
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии