21 июня в галерее Zero Line состоялась встреча с одним из самых известных в мире фотографов-документалистов Владом Сохиным. Редакция The Mag побеседовала с Владом о беззаконии, насилии над женщинами, климатических изменениях и детском рабстве в самых разных уголках Земли.


Влад Сохин — фотограф британского фотоагентства Panos Pictures. Родился в России, живет в Лиссабоне (Португалия). Работает в сфере документальной фотографии, сотрудничает с ООН, Amnesty International, Oxfam, ChildFund, UNICEF. Работы Влада публиковались в The Guardian, National Geographic, GEO, International Herald Tribune, The Atlantic, The Global Mail, Internazionale, Stern, Le Monde, Paris Match, Marie Claire, BBC, Sydney Morning Herald, в «Русском репортере», «Вокруг света». Лауреат международных фотопремий; его работы выставлялись во многих странах мира, в том числе на фестивале фотожурналистики Visa Pour L’Image в Перпиньяне (Франция), в парламентах Австралии и Папуа — Новой Гвинеи. Автор фотокниги «Плач Мери» о жестоком обращении с женщинами в Папуа — Новой Гвинее.

 

Мальчик играет с разбитым зеркалом, так как больше никаких игрушек ему не положено. Также ему запрещено спать на кровати, есть за одним столом и играть с детьми хозяев дома

Влад поднимает серьезные социальные и экологические темы: насилие в отношении женщин в странах Азии, детское рабство, последствия ядерных испытаний на островах Тихого океана, глобальное изменение климата.


«Плач Мери»

Фотокнига «Плач Мери» рассказывает о жестоком обращении с женщинами в Папуа — Новой Гвинее.


Влад Сохин

фотограф-документалист

Немного о личном

Почему вы выбрали именно такой образ жизни? Неизведанные трущобы, опасные поездки. Работаете над темами глобального потепления, нарушения прав человека, мирового шаманизма, детского рабства?

Я не скажу, что я что-то выбирал специально. Просто эти истории периодически находят меня — либо я читаю какую-то книгу, статью, либо кто-то рассказывает, либо я что-то встречаю непосредственно в жизни. Это меня каким-то образом «задевает», мне становится интересно.

Фотография — это способ выражения. Все что я снимаю — интересует меня лично.

Есть какие-то вещи, которые я делаю на заказ. Но в основном все изображения — мой внутренний мир. Поэтому, если мне интересны шаманы, я иду и снимаю их.

Малыши смотрят мультфильм в манеабе — доме общины в деревне Теберо, атолл Абаианг. Детей из Кирибати называют последним поколением. К 2030 году уровень моря поднимется на 14 см. Это, как и постоянно меняющийся климат, приведет к штормам и наводнениям и вынудит жителей стать «климатическими беженцами»

Как некоторые говорят, камера — это некая виза в другую страну, в чей-то другой мир. То есть если ты фотограф с камерой, тебе открываются многие двери. Для меня это способ глубже узнать, как живут люди в трущобах. Если прийти туда просто так, с тобой может многое случиться. Но когда у тебя в руках камера, люди понимают: человек делает свою работу.

Мне интересно пожить жизнью других людей, и не только самому, но и через свои фотографии показать это остальным.

Безусловно, такие явления, как детское рабство, не должны существовать в мире. Но чтобы это прекратить, нужно донести о нем как можно большему количеству людей, дать им понять, что такие вещи до сих пор существуют.

Девочка-реставек выполняет самую тяжелую и грязную работу в доме и страдает от физического насилия. Взамен работы не получает ни достаточного количества еды, ни права посещения школы

Что вами движет? Что вы хотели бы донести до зрителя?

Изначально мною двигало желание что-то поменять, «разбудить» людей. Чтобы при просмотре фото шло осознание, что мы делаем с нашим миром, с такими же как мы, с животными, — это раз. Второе — достучаться до внутреннего мира людей, до их душ. Чтобы люди увидели это не просто глазами, чтобы фотографии могли изменить внутреннюю жизнь человека. Заставляю людей задуматься.

А еще я познаю мир с помощью фотографий. Сажусь в какой-нибудь транспорт, беру билет или сам куда-то еду и оказываюсь в нетуристических местах с настоящей жизнью. Где люди чувствуют, где испытывают какие-то эмоции, не только негативные, но и позитивные. И снимаю эти вещи. Странные вещи этого странного мира.

Мальчик Утиме возле разрушенной цистерны в деревне Танраке на островке Фенуа Тапу, атолл Нуи, Тувалу. Нуи пострадал от циклона Пэм. Во время шторма обвалилось 110 домов, 12 были разрушены полностью. 71 семью временно расселили по эвакуационным центрам и соседям. По словам премьер-министра Тувалу Энеле Сопоага, домов лишилось около 10 000 людей — это почти половина населения страны

Каково это каждый раз сталкиваться с ужасом и трагедией? 

Я думаю, каждый человек должен испытывать сострадание… И хотя я стараюсь не принимать все близко к сердцу, какие-то вещи слишком сильно меня задевают. Но есть различные медитативные техники, которые помогают держаться как бы в отдалении. Они нужны не потому, что я черствый человек, а чтобы меня хватило на такую работу и поддержку всех этих людей.

Я хочу, чтобы люди не думали, что ты просто пришел, как говорят по-английски, «take a picture».

Я прихожу, чтобы дать им надежду на то, что эти фотографии кто-то увидит и что-то изменится, что другие люди тоже примут участие в помощи этим несчастным.

Различные организации пользуются моими фото для того, чтобы собирать пожертвования, помогать детям в Гаити и в лагерях в Африке, женщинам Папуа — Новой Гвинеи.

Дини Корул на могиле своего сына Бобби. Дини была обвинена в колдовстве после того, как ее 22-летний сын умер от брюшной инфекции. Друзья умершего ворвались в дом Дини, выволокли ее на улицу и затащили в сарай. Они развели огонь, раскалили докрасна железные прутья и стали прожигать тело Дини, заставляя ее признаться в колдовстве. Она провела в больнице почти десять месяцев. Старейшины деревни изгнали Дини из общины, а возвращаться в свой дом ей запрещено

Очень нетривиально, что фотограф с мировой известностью не ушел в область глянцевых фото, а остался верен документальной съемке остросоциальных тем. Почему?

Ну, во-первых, эти темы и дали мне известность. Мне неинтересен глянец, я не работаю на кого-то. Не хочу никого обидеть, все делают свою работу, но глянец — это, в основном, реклама, это поддержание либо общества потребления, либо, иногда, средство пропаганды.

Я за то, чтобы показывать жизнь такой, какая она есть, без прикрас.

Я не думаю, что я лучше кого-то или наоборот. Мне просто нравится делать то, что я делаю, более того — кто-то должен это делать. У всех своя работа. Кто-то работает в студии, кто-то — в лагерях беженцев. Все мы на своем месте.

Фотографировать жизнь — это большая привилегия. Когда люди разрешают войти в их дом, когда у них горе, кто-то умер, кого-то изнасиловали, ранили, кто-то голодает; когда люди позволяют это запечатлеть… Я даже не знаю, как объяснить, что я чувствую в этот момент.

Элиуда Токсок, охотник на акул из деревни Месси, на промысле. Охота на акул — древняя традиция среди рыбаков Новой Ирландии. Деревенские жители Папуа — Новой Гвинеи сталкиваются с проблемой закисления океана, которая грозит уничтожением уникальной экосистемы, пышных коралловых рифов и морской фауны. Община Месси, как и другие жители Папуа — Новой Гвинеи, сильно зависит от рыбной ловли и сельского хозяйства. У них нет инфраструктуры, чтобы справиться с экстремальными климатическими условиями. Многим жителям деревни придется голодать

Знаете, на мастер-классах я говорю молодым фотографам: «Ребята, давайте представим себя на месте этого мальчика-раба или на месте изнасилованной девочки», и вот эта эмпатия — она обязательно должна быть. «Эти люди, разрешая вам войти в их жизнь, дают вам уникальную возможность фотографировать. Могли бы вы открыть дверь неизвестному человеку из другой страны? Мол, пожалуйста, фотографируй, я вот весь в ранах лежу». Не каждый это сделает. Спасибо большое им за такое доверие.


Жизнь такая, какая она есть

Важны ли вам права женщин и их самоощущение в этом мире?

Женщина — это святое. Я не понимаю, почему есть такие люди, причем не только в светском обществе, но и в религиозном, которые замалчивают, что женщин воспринимают ниже, чем мужчин.

Позволяют делать им больно, использовать в тяжелой работе, насилуют их. Люди сошли с ума? Мы все вышли из лона матери. Женщин должны ценить и ни в коем случае не угнетать их права.

Маунт Хаген — столица провинции Вестерн Хайлендс — один из самых опасных городов всей Океании. Ежедневно здесь совершаются сотни преступлений: в основном это убийства, избиения, изнасилования. В 2013 году на глазах у толпы здесь была заживо сожжена 20-летняя девушка, Кепари Лениата, обвиненная в колдовстве. Позже в этой же местности бандиты убили австралийского гражданина

Когда я такое вижу, меня это очень задевает. Нельзя так относиться к своим дочерям, женам, матерям. Без женщины не было бы человеческого рода. Равноправие должно быть и в политическом, и в социально-экономическом плане. Женская работа не менее тяжела, нежели мужская. Домашнее насилие — оно, к сожалению, происходит не только в отстающих, но и в развитых странах.

В Папуа — Новой Гвинее 99% женщин подвергались насилию.

Представляете? Почти каждая! Даже на войне такого не было. И мне бы очень хотелось как-то повлиять на эту ситуацию, хотя бы посредством фотографий.

Деревня Хануабада. Церемония выкупа невесты. Древняя Папуасская традиция: муж платит родителям невесты. Мужчины часто считают, что после того, как за невесту заплатили, они могут в полной мере распоряжаться женщиной, словно владелец — вещью. То есть могут убить, избить, изнасиловать, порезать

Сталкиваясь с опасностью на съемках, вы испытываете страх? Или чувство уже притупилось? Что заставляет возвращаться к съемкам снова и снова?

Я никогда не думаю о страхе. Даже когда меня пытались убить и ограбить в Габоне, я начал чуть ли не рычать на них. Но это не был страх. Было какое-то странное животное чувство самозащиты, это свойственно каждому человеку, просто скрыто за ненадобностью.

Я все же считаю, что в мире все равно много добрых людей и их больше, чем злых. И люди, которые делают какие-то скверные вещи, они просто потерялись. В каждом убийце, насильнике однажды что-то сломалось. И если они видят, что ты даже в них видишь прежде всего людей, что-то меняется. И они относятся к тебе по-другому.

Я видел человека в Папуа — Новой Гвинее, убившего женщину, обвиненную в колдовстве. Но потом он стал ярым активистом в борьбе за жизнь женщин, работает с мужчинами, объясняя, что нельзя вести себя с женщинами так, как они. Поэтому, я уверен: человек не безнадежен.

Если ты в каждом человеке видишь человека и доверяешь ситуации, у тебя не будет страха.

Ты будешь просто приходить и работать, потому что ты — такой же человек, как и они. Я приходил и в банды различные, снимал их… Если они видят, что в тебе нет страха, ты работаешь и тебе нужно что-то снять, все это понимают. Мы все — люди.

Мэри Элаес, жена бандита по кличке Блэки, члена одной из банд Порт-Морсби. Ее муж все свое время проводит в банде, изредка приходя домой, чтобы поесть. Если еды в доме не оказывается, Блэки бьет свою жену, оставляя на ее теле синяки и ломая ей конечности. Полиция постоянно навещает дом Мэри в поисках ее мужа и, не найдя его дома, забирает в участок его жену, иногда вместе с детьми. Чтобы спрятаться от своего мужа и вседозволенности полицейских, Мэри часто укрывается в местной католической церкви

Почему Африка, Папуа — Новая Гвинея в таком состоянии? Можно ли что-то изменить?

Не хочется особо отвечать на этот вопрос сейчас. Он очень многослойный. Колониализм принес много зла, особенно в Африке, в Южной Америке. Людей вырывали из семей, отдавали в рабство. В 60-70-х годах начали давать независимость — но только на бумаге.

Во многих странах до сих пор правит постколониализм. Никуда ведь «белые» люди не ушли — я про правительство и корпорации — они выкачивают алмазы, нефть, золото, и все это уходит в богатую Европу, Америку. А люди как жили в нищете, так и живут.

Какая-то часть аккумулируется в их семьях, остальное уходит на отток. Колониализм — он не закончился, он продолжает спокойно существовать. И на постсоветском пространстве, и в Африке, и в Папуа — Новой Гвинее.

В Индонезии, в Западном Папуа до сих пор процветает геноцид.

Люди убивают местных папуасов, и мало кто об этом говорит, ведь там находятся большие шахты по добыче золота. И многие страны Запада это золото просто выкачивают. Пока это происходит, людей будут продолжать угнетать, никто им независимость не даст. Это, конечно, глобальный вопрос. Надеюсь, люди начнут что-то понимать, и на смену диктатуре и «демократии» придет новый строй, который что-то изменит. А какой он — я не знаю. Каждый человек и каждая страна достойна своего самоопределения. И править должны герои своего народа, а не просто династические ставленники. Вот тогда, может быть, что-то поменяется.

Девочка играет среди обломков бочки недалеко от прибрежной деревни Тебунгинако в атолле Абаианг, Кирибати

Серия «Реставек»…  Как можно помочь таким детям? Волонтеры, изменение социально-экономической ситуации? Что на данный момент предпринимается?

Сохин был признан лучшим фотографом 2014 года за серию «Реставек» — о детях из бедных семей на Гаити, которые попадают в рабство к более состоятельным людям (от французского resteravec — «остаться с»).

Проект «Реставек» рассказывает о детях-рабах, которые носят десятки литров воды в день, готовят пищу, стирают, убирают, выполняют всю самую грязную работу по дому. Им не разрешено спать на кровати, есть за столом, играть с другими детьми. Большинство этих детей не ходят в школу, подвергаются избиениям и даже сексуальному насилию. 

В Гаити 300 тысяч детей-рабов. Что мы можем сделать? Видеть в людях людей. Если ты взял ребенка в семью, относись к нему по-христиански.

Причиняя кому-то боль, ты обязательно ее же в ответ и получишь. Люди этого не понимают. Да, есть много волонтеров. Но я считаю, что что-то должно поменяться на уровне правительства. Ну, например, построить центры, чтобы этим детям помогать. Сейчас на помощь уходит много средств, что-то делает НКО. Пока вся эта ситуация еще контролируется.

Глобальное потепление. Почему вам важно было о нем рассказать?

Потому что это касается всех нас. Это ведь не где-то там на островах происходит, не где-то на Камчатке или Аляске, это происходит везде. И будет хуже и хуже. Недавно в Гренландии несколько миллионов тонн льда растаяло за один день, такого никогда не было.

С одной стороны, глобальное потепление — это естественный процесс, который происходил много лет подряд, так как планета меняет свое положение.

Но с другой стороны — люди ускоряют его своей деятельностью. С этой технологией потребления мы распространились по Земле как раковая опухоль. Для того же модного нынче авокадо вырубаются леса для насаждения плантаций, окружающее пространство загрязняет топливо — это маленькая монета в копилку глобального потепления. А есть еще пластиковые бутылки, полиэтиленовые пакеты, вымирание животных. И мы не понимаем, что убиваем самих себя. Механизмы самозащиты природы уже запустились. Я боюсь, уже поздно останавливать этот процесс, но хотя бы смягчить его ход — можно.

Мало кто знает о парниковых газах. При таянии льдов освобождается размороженный в них метан и еще хуже загрязняет атмосферу. То есть это реальность, не выдумки. Это касается каждого из нас.

Проект «Теплые воды» рассказывает о глобальном изменении климата в Тихоокеанском регионе. Для Дальнего Востока изменение климата уже стало реальной проблемой — дома смывает, дороги затапливает, океан отхватывает себе все больше земли, а сильные ветра и ливни влияют на качество питьевой воды.

На Аляске и Камчатке изменение климата чувствуется так же отчетливо?

Да. Изменения климата на Севере чувствуются очень сильно, особенно в местах таяния мерзлоты. На Камчатке размывает целые улицы. На Аляске постепенно разрушаются дома. Там уже начали потихоньку переселять людей. Это очень сильно чувствуется.

Последствия ядерных испытаний на островах Тихого океана… Ситуация и не думает меняться. По сути, людей вывезли в «резервацию». А ваша точка зрения?

Да, по сути это так. Этим занимались многие сильнейшие державы мира. Сейчас этого не делают, но о последствиях мало кто говорит. В таком маленьком государстве, как Маршалловы острова, просто некуда деться. США приняли закон: граждане Маршалловых островов могут спокойно приезжать работать в Америку и так далее. Но не все хотят уезжать, не всем это надо.

Такие вещи видеть очень страшно, про них мало кто говорит.

И я решил, что об этом обязательно нужно рассказать.

Женщины дерутся за своего мужа, город Кундиава. Многоженство очень распространено в Папуа — Новой Гвинее. Очень частая ситуация, когда насилие в семье принимает столь широкие масштабы, и женщины страдают не только от мужчин, но и от старших жен

Цель вашего визита в Узбекистан? Какой проект можно было бы снять в Узбекистане? 

В Узбекистан я приехал по приглашению ВОЗ. Тема — не права человека и что-то в этом роде, а просто ситуация на дорогах: пристегиваются ли водители, переходят ли пешеходы на красный или зеленый свет. Здесь у меня очень много друзей. Я влюбился в эту страну, в людей, в гостеприимство. Конечно, за пределами страны разное слышал о ней. И, как и везде, — и угнетение прав наверняка происходит и многое другое. Но я приехал не за съемкой такого проекта. И пока со стороны местных жителей вижу только положительное отношение.

Женщины договариваются о поездке на машине (советском джипе) к своим домам в горной деревне от рынка города Байсун в сельской местности Узбекистана

Что бы вы хотели сказать людям?

Люди, оставайтесь людьми! Перестаньте относиться друг к другу жестоко, эксплуатировать себе подобных. Прекратите уничтожать природу. Наслаждайтесь миром. Нам не нужно лететь на Марс, на нашей планете уже все есть. Перестаньте вырубать леса, перестаньте убивать. Перестаньте думать только об обогащении и сиюминутной прибыли! Думайте о последующих поколениях. Относитесь с уважением к людям, которые не могут дать вам отпор. Вот и весь посыл в моих работах. Надеюсь, до адресата дойдет. У кого есть уши — услышит, у кого есть глаза — увидит.

 

 

Статья подготовлена: Камила Файзиева
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии