Артистка балета и педагог, дочь известного народного артиста СССР Раззака Хамраева — Гули Хамраева. Интересное интервью с примой балета — обворожительной женщиной и прекрасным человеком.

Первое выступление

Санкт-Петербург, 1968-ой год. Концерт в Доме актеров. Рози Каримова поставила мне номер «Ласточка». Это был национальный танец с огромным количеством вращений и поворотов. Помню, как я стеснялась выйти на поклон, люди хлопали и хлопали, а я уже убежала за кулисы, и не знала, как вести себя дальше. Балерины старшего поколения подсказывали: «Иди, кланяйся». Тогда в газете напечатали статью, в которой отметили мой танец, и написали, что у этой девушки большое будущее.

Про папу и детство

Я всегда была для папы принцессой. Мне было можно всё, когда я что-то просила, нельзя было отказывать. Нельзя было говорить нельзя. Всё, что я хотела, тут же исполнялось. Много подарков и приятных сюрпризов каждый день. У меня была аллергия на шоколад, естественно, его и прятали. Но я всегда знала, что придёт папа, и я получу заветные шоколадные конфеты, либо найду их под подушкой, либо в кармане пальто, либо в портфеле. Детство — это тёплые и греющие душу воспоминания новогодней суеты и радость майских праздников. До сих пор в преддверии этих праздников сначала в душе грустное настроение, потому что всё вспоминаешь, а папы уже нет. Ещё у меня всегда были особенные подарки. 1-го мая я знала, что вот сейчас открою глаза, и интересно, а что на стуле висит — платье или кофточка? Или туфли? Понятно, что мама тоже принимала участие в выборе, но папа так всё преподносил, что это только он меня больше всех любит. Так что детство у меня было потрясающее. Иногда мне кажется, что из-за того, что папа меня баловал в детстве, я не была подготовлена к определенным ситуациям. У меня было очень много трудностей в жизни, пока я не заняла положение ведущей балерины.

Про жизнь

Знаете, я в жизни слишком часто и слишком много встречаюсь с такой чертой характера, как зависть. Это то, что у меня не укладывается в голове. Всё время всему завидуют. Мир искусства — это коварный мир. Может быть, в каждой профессии есть скользкие и алчные люди. А в искусстве всё на виду, всё на ладони! И кажется, что таких людей больше. Меня всю жизнь окружает зависть, и почти всегда от людей, которым я делала только добро, от тех, кого я поддерживала, и кому помогала. Именно эти люди и делают подлости.

Гули Хамраева

Однажды была такая ситуация: я поехала на международный фестиваль в 2010-м году и была в составе жюри. А в интернете вышла какая-то заметка, что меня посадили, обвинили в воровстве на несколько миллиардов. Друзья со всего мира начали писать, звонить и выяснять, что же случилось, поверив информации в интернете предлагали помощь. Обмана и завистливых людей в жизни больше, к сожалению.

Что самое сложное в балете?

Сложное? Я бы сказала: важное. Самое важное — вера в себя и самокритичность. Особенно если есть самокритичность, тогда будет развитие и рост. Нельзя внушать артисту, что он самый идеальный и лучший.

Всё, что ни делается, – к лучшему

Я участвовала в концерте в рамках фестиваля в Ташкенте. Это было давно, еще в советские годы. Танцевала в балете «Пламя Парижа». Это народно-героическая драма, основу номера составляла драматургия, очень красочная, насыщенная эмоциональными моментами. Номер начинался так чётко, аккорды, прыжки, всё соответствует революционному духу. И вдруг у меня после первого же движения порвалась бретелька костюма. Я успела только схватиться за неё, чтобы не спустился костюм. Хорошо, что номер соответствовал, так и танцевала с рукой на сердце! Настоящая революционерка! Вот такой был случай, а завистники постарались, хотели, неприятной ситуации, но получилось наоборот — успех и овации.

Счастье не в награде за доблесть, а в самой доблести

Я никогда не собирала награды, регалии, рецензии из газет, грамоты. Я не карьеристка. У меня нет зависимости от всего этого. С фильмом » Дилором» мы участвовали в Москве в фестивале, где мне присудили звание лучшей актрисы года. Всего два дня, а друзей много, хотелось всех увидеть, позаниматься на репетициях в Большом, сходить в театр. И я не пошла забирать диплом. Диплом, конечно, потом отправили почтой в Ташкент.

Про роли в кино

Фильмов было много, но фильм-оперу «Дилором» про танцовщицу из Дворца эмира, которая влюбляется в бедного парня, я вспоминаю с особым чувством. Такой классический любовный треугольник, восточная сказка. Режиссёром фильма был Али Хамраев, все красавицы Узбекистана участвовали в кинопробах. Сложность заключалась в том, (ведь это был фильм-опера), нужно было играть и попадать в такт музыке, чтобы все реплики совпадали. Али Хамраев выбрал меня, направил на пробы. А я была беременна, 4-ый месяц, отдыхала в Намангане, пробы прошла, но Художественный совет категорически был против, решение вынесли: Гули Хамраева не подходит, у неё не узбекская красота.

И Али Хамраев, никого не послушал, идя наперекор решению худсовета мы приступили к съёмкам. Первая сцена сложная, эмоциональная очень: я бегу, прощаюсь с любимым парнем (герой фильма), я пела, плакала, вошла в роль. Когда смонтировали первый эпизод, было решено отправить сюжет на утверждение в Ташкент. Съёмки фильма проходили в Самарканде.

Гули Хамраева

И Художественный совет единогласно одобрил мою кандидатуру. Али Хамраев видел во мне ту, кто сможет передать характер героини. Тёплые, сердечные воспоминания связаны с этим фильмом. Помню, как каждый день до того, как меня начинали гримировать Али Хамраев приходил посмотреть, не деформировалось ли у меня лицо, внешность женщины меняется во время беременности, он страшно переживал, нужно было снимать быстрее. Беременность проходила хорошо, даже если и было какое-то недомогание, то во время съёмок я забывала об этом. Я жила ролью, вошла в образ, когда играешь, забываешь обо всём, про боль, про всё на свете.

Про семью и воспитание дочерей

У меня талантливые дочери. За Надиру никогда и никуда не ходила, и не просила, она всего достигла своим трудом. Когда был выпускной вечер в училище, ко мне подошла заведующая столовой и сказала: «Вы знаете, я никогда не думала, что это ваша дочь, она всегда стояла в очереди, спокойно ждала, не сравнить с детьми тех, кто работает на руководящих должностях».

Я так воспитала детей и хотела, чтобы они всего добивались самостоятельно. У Надиры стержень, она очень сильная, она уже доказала, что не просто дочь Гули Хамраевой, а индивидуальность.

Вторая дочь — Гузаль, живёт в Италии, у неё прекрасная семья, любимая работа в fashion индустрии. Она в детстве очень любила читать, потрясающая память, как-то Гузаль забыла выучить стихотворение, вспомнила об этом только утром, за час до выхода из дома. Я, стараясь как-то её успокоить, посоветовала объяснить всё педагогу, чтобы решить ситуацию благополучно. Но она не согласилась, и во время завтрака выучила стихотворение, я медленно читала строки – она запоминала. Эта способность у неё от дедушки.

Детей мне Бог дал очень хороших и талантливых. Я бесконечно горжусь их достижениями.

Про балет, гастроли и то, как оттачивался профессионализм

15 лет подряд я ездила на гастроли с Московским театром, мне это очень помогало. Каждый год, как на повышение квалификации. Так оттачивался профессионализм. Там были и уроки, и концерты, и сольные выступления. Но гастроли начались не сразу, ещё нужно было доказать, заслужить. Первый раз меня заметили на фестивале в Минске, был очень интересно подобран состав балета «Дон Кихот», партию Китри в каждом акте танцевали разные балерины, а я танцевала уличную. И было ещё сольное выступление — цыганский танец. На этом фестивале я стала лауреатом, и после этого меня стали уже приглашать на гастроли и выступления.

Однажды в Москве мне предложили подготовить партию Золушки и остаться там работать. Я была так рада и воодушевлена, сразу же позвонила папе, и на эмоциях поделилась новостью. А в телефоне гробовое молчание. И папа мне потом сказал: «Как ты можешь предать свою Родину?». И всё. Я потом вернулась.

Я посвятила всю свою жизнь нашему театру и ни о чём не жалею. Это мой дом. Я не представляю себя где-то в другом театре.

Любимые балетные партии

В молодости было иначе, мне казалось, последняя партия — это самая любимая. «Легенда о любви» — любимая, потому что танцую её сейчас, через несколько недель «Зарема» — это моя любимая, потом вдруг «Чертовка», а про «Легенду о любви» Меликова московские критики всегда писали только положительные статьи, потому что раскрывать восточную тему у нас получалось лучше.

Видимо, это приходит с возрастом, когда чувствуешь, что время уходит, каждый спектакль — самый дорогой и самый любимый. Я уже говорила, что мне повезло в жизни, но повторюсь, что очень благодарна моим потрясающим педагогами. По их учебникам сейчас занимаются все балерины на постсоветском пространстве, например, Стуколкина — невероятно характерная танцовщица. Испанский танцор — Херардо, благодаря ему я освоила испанский танец, так как надо его танцевать. Его специально пригласили в Узбекистан в советские годы.

Про успех

Секрета успеха не существует. Важно добросовестное отношение к работе. Нужно любить своё дело всем сердцем.

Про руководящую должность ректора высшей школы национального танца и хореографии

В 2002-ом году меня вызвали в Министерство культуры и сказали, что вы будете ректором. У меня был шок. Я не представляла себе, как руководить, я тогда еще танцевала. Единственное, что было важно для меня — это ставить танец, репетировать, готовить учеников. Я долго отказывалась, около месяца, пока со мной очень строго не поговорил министр. Обладая такой проффесиональной базой, я должна делиться и передавать знания молодому поколению. И я согласилась. Первое, что было очень тяжело, это сидеть в кабинете, всё время заходят с просьбами, подписывать документы — это было очень сложно. Просьбы всегда старалась удовлетворить, но не в ущерб школы.

Гули Хамраева

Было много проблемных моментов, и одним из ключевых — отношения между театром и школой. Педагоги школы возмущались, что детей зовут в театр, а им нужно учиться. И мы решили эту проблему — составили грамотное расписание, чтобы дети могли и учиться, и ходить на практику в театр. Это позволило создать правильный режим, никто не уставал, а ученики и ученицы получали опыт в театре.

И второй проблемный вопрос, который мы решили — была тема с отсутствием лауреатов в школе. Сколько в мире проводится международных конкурсов, фестивалей, а почему там нет наших талантливых детей? Нам присылали программы конкурсов, появилась возможность выезжать, это был хороший стимул, как для педагогов, так и для учениц школы. Мне очень хотелось показать всему миру, какая у нас богатая и красивая культура.

Я очень довольна тем, что сейчас ко мне очень многие подходят и делятся тёплыми воспоминаниями о том времени. И мне это очень приятно. Я никому никогда не делала больно, я поднимала уровень школы, искала возможности. Мы сотрудничали с посольствами, приглашали специалистов из Индии, Канады для проведения мастер-классов. Для молодых это очень важно: вдохновение, новые горизонты, новый взгляд. Дети после таких мастер-классов занимались с космическим воодушевлением, невероятной мотивацией.

Про золотой век узбекского балета.

1965-ый год, я тогда училась в училище, нас взяли на гастроли в Каир. У нас был номер в балете «Дон Жуан», и пока были репетиции, было время понаблюдать за процессом со стороны, и прозвучала такая фраза: « К нам только недавно приезжал балет из Санкт-Петербурга, да, сильный балет, хороший, талантливые девушки, а у вас всё ещё и красивые».

Красота, грация, невероятная пластика, танцовщицы будто парят в воздухе. Золотой век узбекского балета — это годы творчества, когда блистали Измайлова, Кариева, Маваева, Юсупова, а Мукарам Тургунбаева и Розия Каримова — преподаватели по национальному танцу, Афанасьева и Проскурина — по классике. Я всегда вспоминаю это с гордостью, что мне повезло работать с такими профессионалами. Нам было трудно, но я не могу сказать, что было несправедливо. Чтобы чего-то добиться, нужно было делать так, как надо.

Чего не хватает сейчас узбекскому балету?

Не хватает детей, молодёжи. Родители мало приводят детей в балет. У нас очень талантливая молодёжь, музыкальная нация и люди особенные в Узбекистане. Надо ездить по областям, объяснять, что это за вид искусства. В классическом балете важны: выворотность, прыжок, пластичность, а это всегда божья искра. Нужны фактурные ребята, особенно мальчики.

Как Вам удаётся быть в такой замечательной форме?

Надо любить себя, меньше есть, больше двигаться. Я до сих пор использую любую возможность пройтись пешком, это очень полезно.

Счастливая женщина и успешная балерина сложно было совмещать?

Мне было легко. Со мной рядом были мои родные, которые всегда поддерживали и помогали.

Какие качества вам нравятся в людях?

Доброта. Самые лучшие качества без доброты ничего не стоят. Изюминка счастья на вершине доброты.


Читайте также:

  • «Похожи ли персонажи «Приключений Matiz’а» и «Тачек»? Мнения иллюстраторов Ташкента». В сети активно обсуждалось сходство персонажей мультфильмов «Приключения Matiz’а» и «Тачки» студии Pixar. Пообщались с автором иллюстраций, а также узнали, что об этом думают столичные иллюстраторы и художники.
  • «Зимний курорт от The Mag». Яркие пуховики и удлинённые парки, тёплые свитера и грубые ботинки, шапки с помпонами и дорожные сумки – выбираем вместе с The Mag наряды для путешествий, экипировку для зимних видов спорта и остаёмся стильными даже на трассе.
Статья подготовлена: Карине Петросова
Фото: Нана Хан
Стилист:
Использованы:
Источник:
← Нажми «Нравится», чтобы читать нас в Facebook
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии