­­Эмин Агаларов является не только успешным певцом и автором песен. На его счету почетное звание предпринимателя, ресторатора и такие проекты, как музыкальный фестиваль «Жара» и «Мисс Вселенная» в России. О теплых вечерах с Муслимом Магомаевым, об увольнении с одного дубля Дональдом Трампом, о детстве и многом другом читайте в эксклюзивном интервью, подготовленном специально для The Mag.

В преддверии Международного женского дня Эмин Агаларов дал первый сольный концерт в Ташкенте. Для тысяч женщин — поклонниц творчества российского артиста с азербайджанскими корнями — это стало лучшим подарком от кумира. Дворец Дружбы народов, в котором более 4 тысяч мест, был полностью заполнен.

Для узбекской публики была подготовлена эксклюзивная программа, состоявшая как из хитов певца, так и из новых композиций. Но самым трогательным и ярким номером концерта стало исполнение Эмином песни легендарного Муслима Магомаева «О море, море». Зал стоя аплодировал исполнителю, а после одарил его охапками цветов и подарками.

2019 год начался с прекрасного события в  вашей жизни — рождения дочери. Поздравляем!

Спасибо большое. Я — самый счастливый человек в мире!

Вы родились и выросли в Баку, каким было ваше детство?

Это особенное и классное время. Помню, как в Баку мы с друзьями приезжали к моей бабушке на дачу, на рассвете ловили креветок в Каспийском море, а потом все вместе их готовили и ели. Было весело, душевно. С некоторыми мы общаемся и сегодня. А дача моей бабушки до сих пор является моим любимым местом в Баку.

Расскажите про годы учебы в США. Помните, как заработали свои первые деньги?

Учиться я никогда не любил, больше приобретал навыки опытным путем. Закончил Marymount Manhattan College в Нью-Йорке. Карманных денег я никогда не брал, точнее, не хотел просить. Хотел зарабатывать сам, поэтому, будучи уже в Америке, в 15 лет мы с моим другом устроились в крупный гипермаркет в отдел электроники, где нам платили 5$ в час. Я тратил их на сигареты и на все, что могло захотеться пацану моего возраста. Потом я работал на заправке, гардеробщиком в ресторане.

Крупные деньги начал зарабатывать, продавая русские часы, значки, фляжки, гжель, матрешек. Я наладил поставки часов напрямую с завода: брал их по 5-6$, а продавал по 30$ и так со всем. На накопленную сумму я смог позволить себе уже более солидные вещи, например, первую машину.

Вы и ваш папа основали Фонд культурно-музыкального наследия Муслима Магомаева.  В детстве вы много времени проводили с великим артистом, расскажите про это время.

Муслим Магометович для меня всегда был и есть пример великого артиста и человека. Я считаю его своим главным наставником в музыке, и для меня он — ориентир. Наши семьи дружили аж в трех поколениях, и в детстве я часто бывал у него в гостях или они вместе с супругой Тамарой Ильничной приходили в дом моего дедушки. Всегда были теплые встречи, разговоры, которые я впитывал как губка.

Муслим Магометович узнал, что я серьезно увлекаюсь музыкой и пою, лишь на 50-летии отца, где я подготовил программу с песнями Элвиса Пресли. С тех пор мы стали и музицировать вместе. Это бесценный опыт. Я всегда стеснялся при нем петь, а он любил садиться за рояль и говорить: «Давай споем!». Я, конечно, заливался краской, но исполнял с ним O sole mio или My way, которую мы с ним спели вместе на его 65-летнем юбилее. Мы часто обсуждали музыкантов, и это было только наше с ним общение, наша общая большая страсть – музыка.

И Муслим Магометович сказал как-то про меня: «Он поет, потому что не может не петь».

И эта фраза характеризует сейчас всю мою жизнь, мое творчество.

Вы являетесь первым вице-президентом Crocus Group. Как удается совмещать творчество и бизнес?

Мне кажется, что в моем случае по-другому просто невозможно: если у тебя есть большое желание, ты готов добиваться результата в любой сфере. Как творчество, так и бизнес для меня неразделимые части моей жизни. Как в бизнесе много творчества, так и наоборот.

Вы неоднократно заявляли о том, что музыкальный проект «Жара» приносит только многомиллионные убытки. Для чего вы тогда его проводите?

Проект сам по себе очень дорогостоящий. Если рассматривать наш фестиваль как автономный проект, то он абсолютно убыточен. Только представьте себе — на протяжении нескольких лет на каждый фестиваль в Баку мы привозили более 1000 человек. Да и трансляция мероприятия на Первом канале России тоже дело непростое. Но я не жалею денег на продакшн.

К тому же надо учитывать, что у «Жары» есть много других вспомогательных проектов, среди которых телеканал и радиостанция «Жара», музыкальный лейбл под таким же названием, энергетический напиток под собственным брендом «Жара», который буквально на днях был выпущен нашей компанией Crocus Group. Эти и другие проекты, действующие под нашим брендом, будут монетизироваться. Что касается самого фестиваля, то он стал таким ярким и знаковым масштабным проектом, что уже не имеет значения, убыточен ли он и насколько. Намного важнее то, что проект стал самым рейтинговым и грандиозным.

Как-то в интервью вы сказали: «музыка для меня — это тоже бизнес-проект. Я же не сумасшедший, чтобы петь бесплатно. Мое время стоит денег. И если я выхожу на сцену и не зарабатываю, то удовольствие от самого пения быстро проходит». Деньги — основной стимул?

Меня неправильно поняли. Это совершенно не так. Смысл моих слов заключался в том, что любой творческий эксперимент должен иметь коммерческий успех. У меня большая музыкальная команда; естественно, каждому из них необходимо стабильно платить за его работу. Если моя музыка не будет приносить денег, то эта деятельность — бессмысленна.

Кроме того, часть заработанных денег используется в благотворительных целях. Как известно, мой фан-клуб придумал акцию «Бумеранг добра», в рамках которой продается наша сувенирная продукция — диски, плакаты. Вся вырученная сумма от продаж идет на поддержание детских учреждений того города, в котором состоялся концерт. Например, в Ташкенте была оказана финансовая помощь трем фондам, которые содействуют нуждающимся в дорогостоящем лечении — это дети с ограниченными возможностями и различными тяжелыми заболеваниями.

Понятно, что если бы не было коммерческого успеха, большого количества гастролей, то и благотворительности тоже могло не быть. Но поскольку концерты расписаны на месяцы вперед, альбомы распродаются, а музыкальные проекты успешно реализуются, у нас есть возможность продолжать творить музыку и делать добро.

Есть ли история у песни «Давай найдем друг друга»?

Песня «Давай найдем друг друга» – особенная для меня, и родилась она после моего посещения детского дома в Казахстане. Там есть программа наставников для детей, готовящихся войти во взрослую жизнь и нуждающихся в людях, которые смогут помочь им сделать первые шаги. Я был настолько впечатлен этой программой, что сразу позвонил Максиму Фадееву, рассказал ему про все, а он на тот момент садился в самолет и сказал: «Мне нужно 10 часов, и я обещаю, что напишу тебе песню». И он прислал мне эту песню! А автором слов выступила Ольга Серябкина.

Ваши любимые музыканты прошлого и настоящего?

Муслим Магомаев, Элвис Пресли, Адриано Челентано, Шаде.

Расскажите о международных планах и о том, как вас принимают в зарубежных странах.

В начале этого года вышел мой англоязычный альбом Good Love. На сегодняшний день я считаю его своим самым сильным альбомом с хорошими песнями, над которыми мы работали три года. В рамках работы над пластинкой мне удалось посотрудничать с потрясающими музыкантами и продюсерами, настоящими профессионалами.  Например, с Дитером Мейером (солистом группы Yello), у которого потрясающий голос; с музыкальным продюсером певицы Адель Фрейзером Смитом и, конечно, с немецким диджеем Робином Шульцем, с которым мы работали над моим главным треком Let Me Go. Клип на эту песню очень активно ротируется на музыкальных каналах.

Мое творчество начиналось на английском языке. Первую песню и альбом Still я выпустил в 2006 году. Затем я очень долго и успешно работал в Лондоне с продюсером Брайаном Роулингом. Вместе мы выпустили мой альбом Wonder. После этого было много важных релизов и выступлений. Например, на конкурсе «Мисс Вселенная» в России, «Мисс Бразилия», записи альбомов на студии «Эбби Роуд» в Лондоне, сотрудничество с такими иностранными музыкантами, как Дэвид Фостер и Найл Роджерс. Также были туры в Европе, Америке, трансляции моего концерта на крупнейшем телевидении США PBS. Что касается публики, то она везде разная. Но ты можешь найти своего зрителя где угодно, и это очень здорово, ведь твоя аудитория растет. В этом году мы также планируем европейский тур – уже утвердили даты в Германии в сентябре и, конечно, в ближайшем будущем объявим даты тура в США.

Как вы выбираете команду и как проходят съемки? Есть ли любимый клип?

Я работал с очень многими режиссерами (Алексеем Голубевым, Павлом Худяковым, Аланом Бадоевым и т.д.), и каждый привносит что-то свое, свои фишки. В последнее время на русские песни снимаю клипы вместе со своей командой Crocus Production.

Что касается любимых видео, то, наверное, таких много. Клип Good Love, где впервые снялась со мной Алена, моя супруга. Мы снимали это видео в Лос-Анджелесе вместе с Аланом Бадоевым, и нам пришлось несколько раз сменить виллу для съемок, потому что мы шумели и приезжала местная полиция. В Америке с этим строго. Наш дуэт «Проститься» с Ани Лорак, где нам пришлось почти весь съемочный процесс провести одетыми в воде. Клип «Испания. Лето», для которого я придумал персонажа Хосе Мамедова – это были самые веселые съемки в моей жизни.

Клип, где снимался Дональд Трамп — как вы его уговорили?

Мы проводили конкурс «Мисс Вселенная» в Москве, в «Крокус Сити Холле», а, как известно, Дональд Трамп был его владельцем. Во время подготовки мы с ним много общались. И в какой-то момент я подумал, что глупо иметь под боком, в Москве, легендарного человека и самых красивых девушек и не воспользоваться этим, чтобы снять клип. Я предложил Дональду эту идею, и единственное, что он сказал: «Сколько это займет времени?». Я ответил, что не больше 15 минут, и мы ударили по рукам. Трамп пришел, спросил: «Что я должен делать?». «Все просто, господин Трамп, вы должны меня уволить». Он сказал: «Без проблем». Сел за стол и уволил меня с одного дубля. И теперь это история, где 45-й президент США снялся у меня в клипе.

В одном из интервью вы сказали, что по характеру вы далеко не подарок и близким приходится вас терпеть. В чем это проявляется?

Сложно описать себя в двух словах. Если говорить вкратце, то я достаточно своенравный человек. Все решения я всегда принимаю самостоятельно и моя семья вынуждена мириться с этим.

По словам вашего отца, он очень редко делал вам замечания, даже когда видел, что вы совершаете ошибку. Таким образом он пытался построить с вами доверительные отношения. Вы, можно сказать, многодетный отец — у вас четверо детей. У вас такой же подход в воспитании детей?

Не совсем. Порой мои дети делают такие вещи, что невозможно не сделать замечание — напротив, это необходимая мера. Например, если их не разнимать во время драки, то они будут друг друга просто убивать. В моем же случае были другие условия. Я был единственным ребенком до восьми лет, пока не родилась сестра Шейла. Да и рос я в советское время, а сравнивать тот период и нынешний — невозможно.

А что для вас главное в воспитании детей?

В этом вопросе я не могу дать каких-то уроков и советов. Но могу сказать, что только с помощью чистой и большой любви родителям будет легче договариваться со своими детьми. Современные дети очень продвинуты, поэтому приказывать и указывать им — уже неактуальный метод воспитания.

Это ваш первый приезд в наш город. Каковы ваши впечатления?

Да, я впервые здесь. У меня много друзей из Узбекистана, но только сейчас удалось приехать в Ташкент. Не ожидал, что меня так тепло встретят; у вас очень гостеприимный народ. С первого дня начал чувствовать себя как дома. Вообще, для меня люди — главное украшение и достояние страны, поэтому я был приятно удивлен теплым отношением к себе. Это мой первый, но не последний приезд.

Обещаю, что минимум через год вновь вернусь сюда.

Что касается достопримечательностей Ташкента, то я успел увидеть далеко не все, поскольку у меня было мало времени. Но я погулял по центральным площадям, посетил Хаст-Имам, где хранится всемирно известный Коран халифа Османа — Османский Коран (священная книга, написанная в VII веке на обработанной оленьей шкуре — ред.); не знал, что такая ценная книга хранится в Ташкенте.

Ваш девиз по жизни?

Движение – жизнь!

 

Статья подготовлена: Карине Петросова Элина Рустамова
Стилист:
Использованы: фотографии из личного архива героя
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии