За дирижёрским пультом Камолиддин Уринбаев преображается. Палочка то взлетает, то плавно опускается, за ней порхают руки, а вслед за руками тянется корпус. В ход идёт всё, даже мимика и движения глаз. Музыканты как единое целое реагируют на малейшее замечание дирижера, наполняя зал прекрасной эмоциональной музыкой. В обычной жизни Камолиддин – талантливый и увлечённый своим делом молодой человек. Он руководит Молодёжным симфоническим оркестром Узбекистана и живёт в собственной стране под названием «Искусство»

Как становятся лидерами

Никогда не думал и не мечтал стать дирижёром. В школе педагоги отмечали у меня лидерские качества: был старостой класса, потом лидером молодёжного движения школы. В свободное от учёбы время организовывал различные мероприятия. Меня всегда тянуло руководить процессом, говоря современным языком – быть режиссёром или продюсером.

В музыкальной школе им. Р.Э. Глиэра класс оркестра я терпеть не мог. Для меня, подростка, дисциплина – самое ужасное, что можно придумать, а преподаватель Фаррух Мирусманович очень любил порядок и добивался его любыми методами. Он заставлял нас заниматься по 3-4 часа без перерыва, мог просто запереть класс на это время. Таким “кнутом” он прививал нам любовь к оркестровому исполнительству, и только повзрослев, я понял, что он смог воспитать во мне дисциплинированность. У музыкантов очень многое зависит от чётко выстроенного режима дня, а для руководителя соблюдение распорядка – одно из самых важных качеств.

Камолиддин Уринбаев

На пути к мечте

Создание оркестра – моя давняя мечта. Ещё когда учился в консерватории, организовал квартет, квинтет, камерный оркестр. В 2013 году мы создали большой проект — первое исполнение оперы “Фиделио” Бетховена в Узбекистане. Пригласив друзей, мы создали малый состав симфонического оркестра. Весной 2014 года мне предложили стать музыкальным руководителем и дирижёром фестиваля “Ёшлик бахори”, где моя идея о создании сборного молодёжного симфонического оркестра оказалась очень кстати. Мы объявили конкурс для музыкантов, готовились к фестивалю больше месяца. Он прошёл очень успешно, и после у нас был такой душевный подъём, что не хотелось расходиться. Около года мы не считались официальным коллективом, но продолжали творческий процесс благодаря людям, которые нас мощно поддерживали, без малейшей личной выгоды. 1 августа 2015 года нас официально взял под «крыло» “Камолот”, мы смогли расширить состав, начали гастрольную деятельность внутри страны и за рубежом. Люди, которые помогли нам встать на ноги в самом начале, стали нашими близкми друзьями, членами нашей большой семьи. Они продолжают нам всячески помогать и сегодня, не афишируя этой помощи. Сейчас наш коллектив – это некая симфоническая капелла. У нас около 140 музыкантов, в числе которых солисты и больше 50 хористов.

Главное – любовь к музыке

Для меня главные критерии выбора музыкантов – это любовь к музыке и дисциплинированность. Технические промахи и недочёты можно со временем исправить. Если есть желание расти и любовь к искусству, то всему можно научиться и добиться больших результатов.

Вечно молодая душа

В среднем музыканты работают у нас до 35 лет, потом уходят в камерный или Национальный симфонический оркестр, театр Оперы и балета. Мы шутим, что главное — быть в душе молодым, а все остальное приложится. В договоре с музыкантами не прописано, что в день, когда им исполнится 35, они должны покинуть коллектив.

Самый обычный день

Обычный день дирижёра проходит необычно. Работа начинается с раннего утра и не заканчивается даже ночью. Это и репетиции, и работа с отдельными группами оркестра, с хором, с солистами. Ещё распорядок зависит от подготовки к поездке или к концерту: ближе к выступлению у нас 10-12 часовой рабочий день. Кроме того, я руковожу камерным оркестром, который играет на важных правительственных мероприятиях. Так что график у нас совсем ненормированный, хотя вначале и говорил о чётком распорядке дня. На спорт времени не остаётся, хотя я очень люблю плавание. Один известный кардиолог сказал мне после выступления: “Я понаблюдал за вашими движениями. Думаю, за каждый концерт вы сбрасываете 4-5 килограммов”.

Когда деспотизму нет места

В управлении оркестром я придерживаюсь метода кнута и пряника. У нас молодёжный коллектив, у всех свои амбиции, кипит кровь. Какие-то моменты приходится сглаживать, но в профессиональном коллективе в любом случае должен быть соответствующий подход. Сейчас во всём мире стиль управления меняется. Долго считалось, что дирижёр должен собрать музыкантов и быть тираном, деспотом. А теперь коллективы могут сами выбирать дирижёров, приглашать одних, и отказываться от других.

Камолиддин Уринбаев

О конкуренции

У нас нет конкуренции среди дирижёров, и это очень печально. В 2009 году была закрыта кафедра оркестрового дирижирования, мне пришлось уехать в Москву и учиться там. Некоторые молодые дирижёры уехали за рубеж, работают там и иногда приезжают. Есть таланты, которые пока не достигли уровня, позволяющего руководить коллективами. Сейчас средний возраст наших дирижёров – далеко за 60 лет. Это наши уважаемые педагоги, мастера своего дела: Д. Абдурахманова, Ф. Якубджанов, Ф. Абдурахимова, В. Неймер. А поколения среднего возраста нет. Закрытие кафедры дало о себе знать. Кафедру востановили в 2017-18 учебном году, там уже идёт набор. Не в том объёме, как раньше, но хотя бы первый шаг сделан.

Классику – в массы

Можно профессионально играть музыку, прививать любовь к ней через величайшие, бессмертные произведения. Но сложный язык классики не всегда понимает неподготовленная к ней молодёжь. Наша главная цель – не привлечь на свои концерты ценителей классики, а приобщить к искусству обычных ребят с улицы. Как заставить их слушать 50-минутную симфонию Бетховена? Я хочу достучаться до них с помощью той музыки, которую они любят и понимают. А потом, постепенным увеличением “дозы” классики, привить любовь к искусству.

Незаменимые есть

Я не боюсь, что дирижёров заменят роботы. Музыка, искусство – это душа. Если не вкладывать душу, эмоции, то искусства не получится, это будет нечто механическое, ненатуральное. А синтетика быстро надоедает. В какой-то мере это похоже на органические продукты, которые продают в гипермаркетах. Они натуральные, полезные, их приятно есть. Согласитесь, если выбирать между экологически чистым и синтетическим, выбор будет в пользу того, что выращено без химических добавок. Так и с роботами. Они могут выполнить всё чётко, технически правильно, но бездушно.

Театральный Ташкент

С публикой у нас нет проблем. Обычно билеты раскупаются очень быстро, а желающих попасть на концерт больше, чем мест в зале. Мы стараемся выступать как можно чаще. В месяц один-два концерта классической музыки даём в Большом зале консерватории. В мае запланирован большой концерт с заслуженной артисткой Узбекистана Севарой Назархан, осенью – с народной артисткой Узбекистана Насибой Абдуллаевой. Каждый месяц в Малом зале Дворца творчества молодёжи мы проводим благотворительные камерные концерты, а собранные средства передаём на лечение детской онкологии.

О будущем

Я не думаю о том, кем стану через 10-20 лет. Кем бы я ни стал, надеюсь, что буду также жить в стране под названием «Искусство».


Читайте также:

  • «Светлана Такори: Moda di Milano этой весны». Светлана Такори уже более 20 лет известная в мире моды личность. Всё, что она одевает – всегда красиво. Всё, что создаёт – восхищает. Всё, чем увлекается – делает с приставкой perfect.
  • «Лола Астанова: Восходящая звезда». Наша соотечественница, ныне проживающая в Нью-Йорке, покорившая весь мир своей виртуозной игрой на фортепиано и ошеломляющим образом. В эксклюзивном интервью для The mag Лола Астанова рассказала о своих воспоминаниях, о Ташкенте и планах на будущее.
Статья подготовлена: Александра Стимбан
Стилист:
Использованы:
Источник:
← Нажми «Нравится», чтобы читать нас в Facebook
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии