На сцене театра «Ильхом» прошли премьерные показы постановки французского режиссера Антуана Жинта «Людка». В центре внимания — полная сложных взаимоотношений простая жизнь семьи из трех человек, носящих одно и то же имя, которое стало своеобразным символом этой постановки. Как прошла премьера спектакля, читайте в обзоре The Mag.


Этот спектакль заставил заговорить всех влюбленных в театр «Ильхом» еще на уровне репетиций. В пьесе описана самая обычная и далеко не идеальная семья, которая проживает свою самую обычную и совсем не идеальную жизнь. Именно это и постарался показать французский режиссер Антуан Жинт, который назвал эту историю «кухонной». Действительно, знаменитая сцена театра «Ильхом» в эти премьерные вечера превратилась в огромный кухонный стол, который символизирует этот замкнутый круг жизни, в который легко войти, но из которого так трудно вырваться.

И все в этом, казалось бы, незатейливом, но философском спектакле, символично: имена и фамилии персонажей, которые больше напоминают прозвища, — Достоевский, Грибоедов, Иванов, Череповец, Ромашка, Ба; само название — имя главной героини, символ жизни, судьба, которая вместе с именем, как эстафетная палочка, передается из поколение в поколение от бабушки — маме, от мамы — дочке. И весь этот замкнутый круг вертится около единого стержня, Людки-мамы, которая в погоне за своим счастьем бесконечно меняет самых примитивных и опять же не идеальных партнеров. Те же, бросая ее, время от времени все же появляются в ее жизни, чтобы опять, получив желаемое, исчезнуть. А дома поджидают престарелая молодящаяся мать со своими амбициями и ищущая любви и пылающая ненавистью ко всем вокруг дочка.

И только мечты о танго — светлые, летящие, манящие, разбитые — иногда озаряют такую темно-серую жизнь главной героини, благодаря им она старается держаться на плаву.

Пять пронзительных монологов главной героини, говорящих о ее мечтах, о ее жизни, которая так похожа на танго, но с разными партнерами, о ее стремлениях, полные философии и несбывшегося счастья — именно им внимают, но не понимают остальные персонажи, именно их впитывают в себя зрители.

Вспыхивает свет, и те, кто недавно смеялся над юморными моментами спектакля, уходят, споря, что же это такое было: трагедия, комедия или драма? А на сцене остается символ замкнутого круга — жизнь-стол. И стоящие вокруг него красные туфли символизируют танго и яркие моменты.


Что же это действительно было? Что хотели сказать режиссер и автор? И как удалось создать такие образы — похожие и одновременно разные, где-то гротескные? На эти вопросы нам ответил режиссер спектакля Антуан Жинт.

Антуан Жинт

режиссер

Этот спектакль — семейный портрет. И, конечно, всем ясно, что семья эта не самая прекрасная, не самая идеальная, не самая образцовая. И никто точно не может сказать, в каком жанре это написано и поставлено: трагедийном, комедийном, драматическом. Каждый решает для себя сам. Но в самом тексте пьесы автора Евгении Палеховой написано, что это своего рода буффонада (комическое действо, цирковое или театральное, построенное на приеме чрезмерного преувеличения, резкого, грубоватого, карикатурного — прим. авт.).

Я хотел сохранить эту идею и вовлечь в нее актеров, которые всегда должны находиться на сцене. Это дает им возможность реагировать на текст и найти какие-то возможности для существования в тексте во время спектакля. Людка — центральная фигура и характер этой пьесы. Понятно, что это не просто семья, где есть мама, дочка… Это тип семьи, в которой очень много мужчин — причем не самых лучших. И все они крутятся вокруг этой кухни, куда они приходят поесть, перехватить денег и получить удовольствие. Это самая простая жизнь. А сама Людка живет мечтами о танго. Я сам не могу точно сказать и ответить на вопрос, почему она о нем мечтает, но я думаю, что это очень красивая идея, которая живет у нее в голове. Может, это то, что она потеряла, чего не достигла, но это часть ее мечтаний и каких-то интимных идей.

Я был уже знаком с труппой театра, когда мне предоставили список актеров. И у меня не было никаких проблем и вопросов по поводу кастинга, потому что руководство театра было знакомо с пьесой и знало, какого типа, возраста актеры мне нужны, сколько мужчин и женщин будет работать. До этого я не знал, что пьеса была специально написана для исполнительницы главной роли Марины Турпищевой. Для остальных актеров кастинг был проведен согласно возрастным характеристикам каждого персонажа, так как автор пьесы очень четко описала каждый характер.

Во время работы с актерами я постарался соединить их собственные, личные характеры с характерами персонажей, которых они представляют. Насколько хорошо это получилось, судить зрителю.

Как я уже говорил, пьеса написана в жанре буффонады, однако я очень не хотел, чтобы актеры превратились в комиков, чтобы они смеялись над собой или своими собственными шутками. Я думаю, что к спектаклю можно было бы пустить субтитры, объясняющие, что это не буффонада и не самая счастливая жизнь Людки. В какой-то момент эта история становится грустной. Но мне нравится идея, что над этой ситуацией можно шутить, потому что в любом случае жизнь продолжается, в любой ситуации можно найти какой-то светлый и даже веселый момент.

Последняя сцена в определенной степени довольно патетическая, потому что в итоге зритель может разглядеть, кто же такая Людка. И она очень трогательная: Людка смотрит на себя, на своего мужчину, и вдруг мы все о ней понимаем, понимаем, что она остановилась в самый печальный момент своей жизни.


Марина Турпищева

исполнительница роли Людки

Людка — женщина, и, как у каждой женщины, у нее много лиц: с кем-то она ласкова, например, с детьми, но жизнь вынуждает жить по-иному. Ей действительно хочется найти того, за чью спину хочется спрятаться, который сам поведет за собой и не заставит женщину решать все проблемы. Вот такое двойственное начало — со всеми мужчинами она ведет себя по-разному. В моем понимании это мужчины, которые были с ней на протяжении всей ее жизни, а не в один миг. И именно эта жизнь за 50 с лишним лет, полная таких мужчин, сделала ее настолько жесткой, заставила взять на себя мужские функции.

Мне не пришлось ломать себя для роли этой героини. Единственное — у меня было несколько иное отношение к этой пьесе и самой героине, я совсем по-другому видела Людку. И поэтому с моей стороны было небольшое сопротивление. Но мы актеры, и в любом случае мы ведомы и приходим к тому месту, куда привел нас режиссер.


Глеб Голендер

исполнитель роли Иванова

«Ильхом» — это место, в котором стараются жить по человеческим законам, а не по законам театра. Поэтому, я думаю, здесь и удается показать на сцене жизнь.

А мой персонаж? Это я! Я во многих проявлениях его характера. Поэтому как я могу к себе относиться? Это человек, который много жил, много читал, много работал… И ему просто хочется видеть рядом женщину, которая не выдумывала бы всех этих странных историй. Он говорит все, что думает.

Я не скажу, что изначально легко вошел в работу. Не из-за персонажей, не из-за материала — драматургический материал для меня не близок. А из-за метода работы — медитативной, медленной, европейской режиссуры Антуана Жинта: ее нужно понять и поработать с подобным человеком. А дальше, когда все стало ясно, все пошло как по маслу и работать с ним мне понравилось.


Как отметили персонажи и сыгравшие их актеры, а также создатель всего этого действа, только нам, зрителям, нужно определить, что же все-таки это было — трагедия или комедия, драма или жизнь? И как часто на нашем пути встречаются подобные персонажи, замыкая его в круг, из которого трудно вырваться? И, может быть, после просмотра спектакля вы сможете получить ответы хотя бы на некоторые из этих вопросов?

Статья подготовлена: Диана Ибатуллина 
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии