Согласно статустике ВОЗ, 60% случаев потери слуха у детей в возрасте до 15 лет можно избежать с помощью профилактических мер. У 20-40 детей из 1 000 новорожденных, находившихся в палате интенсивной терапии, развиваются глухота или выраженные нарушения слуха. К сожалению, чаще всего выяснить это удается лишь спустя месяцы, а иногда даже и годы. Детям, их родителям и воспитателям нужно приложить все силы, чтобы преодолеть трудности, которые встречаются на пути.

Сегодня у нас в гостях ученики специализированных школ-интернатов для слабослышащих детей, их родители и учителя. А также человек, который, несмотря на свою глухоту, сумел сделать замечательную карьеру.

Сегодня в мире до 5 детей из 1 000 рождаются с нарушением слуха

Зарина и Худойберди — слабослышащие с рождения. Как говорит Линара Сапенко, преподаватель Худойберди Анваржонова, мальчик родился в семье слабослышащих. На вопрос, с какими трудностями он сталкивается, ребенок жестами отвечает, что ему все дается легко. В школе он со всеми находит общий язык, во дворе его друзья изучили язык жестов, чтобы можно было общаться. Худойберди увлекается шахматами, шашками, занял четвертое место на соревнованиях по тхэквондо. «Однако не все так безоблачно и легко», — говорит его классный руководитель.

Линара Сапенко

преподаватель Ташкентской городской специализированной школы-интернат №101 Мирзо Улугбекского района

Конечно, один несомненный плюс наших детей — они могут найти общий язык практически с любым прохожим, незнакомым человеком. Люди не знают специальных жестов, но эти дети могут объяснить то, что им надо, и именно так, как им будет удобно понять. Они очень общительные и жизнерадостные. А вот насчет трудностей — с ними, конечно, в большинстве случаев сталкиваются сами учителя. В первую очередь это речь. Ведь в своей жизни — в семье, на улице с друзьями, в интернате — они привыкли общаться исключительно жестами. Мы — учителя — постоянно просим их говорить: дети могут произносить звуки, слова, но в общении с другими людьми они часто стесняются. Худойберди может изъясняться звуками, он знает названия предметов в школе, но ему комфортнее изъясняться жестовой речью. Кстати, насчет предметов. Дети изучают русский и узбекский языки, математику. С каждым из этих предметов возникают трудности. Например, в русском языке многие плохо воспринимают различия во временах и окончаниях, сложно дается понимание нескольких значений одного и того же слова.

Справка:

Жестовый язык не универсален, на самом деле их много — так же много, как и различных языков. К примеру, американский, французский и русский жестовые — в одной языковой группе. А вот британский и американский жестовые языки — не «родственники». Кроме того, например, в Бельгии есть 2 типа жестового языка: французско-бельгийский и фламандский, а в Испании — испанский жестовый язык и каталанский. Слабослышащий русский человек без труда может понять несложные американские репортажи. Однако если с ним начать изъясняться на японском или китайском, он, скорее всего, не поймет ни одного жеста.

Что можно сделать, чтобы дети не боялись общества, не  стеснялись говорить?

Конечно, тут важно всестороннее развитие. К сожалению, немало случаев, когда в семье говорящих родителей рождается ребенок с нарушениями слуха. И здесь бывает так, что родители не показываются в стенах интерната месяцами, они не интересуются ни здоровьем, ни трудностями, ни успехами ребят. Но, разумеется, есть и те, кто принимает активное участие как в жизни школы, так и в развитии своих детей: родители делают с ними уроки, водят на дополнительные курсы и занятия. Ребенок в таком случае говорит чисто, но тембр его голоса выше, чем у тех, кто слышит. В нашей школе кабинеты, в которых занимаются начальные классы, полностью оснащены ассистивным оборудованием. Аппаратура помогает — дети уже говорят.


Все перечисленные трудности не кажутся самим детям такими уж удручающими. Они спокойно общаются с друзьями, с любимыми учителями и родителями. Как говорит мама Зарины Китаевой, у нее двое слабослышащих детей — у Зарины есть младший брат.

С трудностями мы сталкиваемся в школе: преподают учителя, которые не знают язык жестов

Наталья Кочерова

мама Зарины Китаевой

Многие говорят, что родители сталкиваются с трудностями, однако мне легче, потому что я своих детей в интернате не оставляю. Я знаю язык жестов — при ежедневном посещении школы училась у учителей и старшеклассников, и могу общаться. Сын у меня разговаривает, так как в юном возрасте его прооперировали и установили импланты. Зарина слышит при помощи аппарата, но она еще плохо понимает речь.

Первое время она протестовала, так как звуки речи были для нее непривычными. С трудностями в основном мы сталкиваемся во время учебы: преподают учителя, которые не знают язык жестов, нет учебников для обучения детей, начиная с 5-го класса и старше.

Я же хочу добавить, что необходимо развить систему обучения тех детей, которые прошли через операцию по установке имплантов и слуховых аппаратов.


Третий герой, с которым удалось пообщаться уже напрямую, без переводчиков, — журналист, графический дизайнер, автор блога uzsduz Маъмур Ахлидинов. Как сообщил нам Маъмур, у него диагностирована 4 степень нарушения слуха (человек воспринимает звуки только выше 71-90 дБ – прим. ред.), и он может только читать по губам. Но это — не врожденная глухота. В возрасте 6.5 года мальчик начал учиться в обычной общеобразовательной школе. Однако после продолжительной болезни он потерял слух. Но, как выяснилось, Маъмур — человек, который обладает большой силой воли. Данный диагноз не помешал ему стать графическим дизайнером и поступить на учебу в Университет журналистики и массовых коммуникаций.

Маъмур Ахлидинов

Я начинал свой путь с наборщика в издательстве Ma’rifat-madadkor, потом стал верстальщиком и дизайнером в редакции газет Ma’rifat — «Учитель Узбекистана». Стараясь не допускать ошибок, занялся редактированием и развивал свой словарный запас. Тогда же начал публиковать свои статьи на узбекском и русском языках. Их я и предоставил комиссии после прохождения творческого экзамена. Конечно, то, как я сдавал экзамен, отличалось от экзаменов других абитуриентов. В США я изучал английский язык и Американский жестовый язык, который немного схож с международным жестовым языком. Работал и учился со слышащими людьми. По-узбекски говорю лучше, чем по-русски.

У меня есть свой блог, который завел 5 лет назад, где публикую статьи на русском и узбекском языках. В США, где я учился, блогеров было много. Но у нас об этом еще и разговоров не было. И я решил: почему бы и мне не открыть свой блог? У меня было много статей, мой блог могут читать не только дети с нарушениями слуха, но и педагоги. Графический дизайн я начал изучать в то время, когда работал в издательстве наборщиком. Так я пришел к своей профессии и открыл курсы графического дизайна для слабослышащих детей. Не утверждаю, что все было легко. Ведь я могу читать только по губам, а артикуляция у всех разная. Ну и, конечно, мне очень помогают и в жизни, и в учебе современные технологии.

Никто никогда не должен сдаваться! Люди должны верить в себя, учиться и стремиться к своей цели.

В настоящее время фонд Zamin изучает вопросы образования детей с нарушениями слуха. Результаты исследования проблем специализированных школ выявили нехватку оборудования, необходимого для повышения качества образования, работы с педагогами и тренировки слуха детей. Была поставлена цель обеспечить специализированную школу всем необходимым оборудованием. Но изучение и исследование темы показало, что данная проблема еще глубже. Стало понятно, насколько детям тяжело учиться без языка жестов, как им трудно общаться с другими людьми, стали ясны масштабы этих проблем.

Фонд начал изучать проблемы скрининга слуха, откуда появляется глухота, можно ли ее предотвратить. Эти проблемы фонд обсуждал со специалистами, врачами, педагогами — местными и международными. Была составлена большая программа. Согласно статистике, в этом году в нашей республике в общей сложности родилось 780 детей с нарушениями слуха. И в 60% случаев потери слуха можно было избежать с помощью профилактических мер, основной из которых на сегодняшний день остается скрининг слуха. Скрининг — это шанс для человека еще на ранних стадиях выявить нарушения слуха и вернуться в мир звуков, слов, речи.

В этом году фондом Zamin совместно с Минздравом реализована программа по внедрению в качестве пилотного проекта универсального скрининга слуха новорожденных во всех родильных домах Ташкента.

В 2022 году запланировано внедрение скрининга слуха на национальном уровне во все родильные центры страны. Поэтому каждая женщина должна знать, что такую процедуру уже используют в родильных домах.


Очень важно сломать стереотипы о том, что люди с нарушением слуха — другие. Все мы имеем равные права на достойное образование, развитие в профессиональной сфере, на участие в жизни общества и полноценную жизнь.

Статья подготовлена: Диана Ибатуллина 
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии