Многие знают Надежду как экс-солистку группы «ВИА Гра». В свое время она трижды покидала этот коллектив и вот уже семь лет успешно продолжает карьеру на сольном поприще. Певица, актриса, продюсер, телеведущая, поэтесса и дизайнер модной одежды — за клише «темненькой из ВИА Гры» скрывается многогранная и творческая личность. Надежда Мейхер-Грановская о своих проектах и о том, как ей удается все успевать — в эксклюзивном интервью только для The Mag.


Детство и мечты о сцене

Я с детства мечтала стать артисткой и потихоньку шла к своей мечте. Мне хотелось быть и актрисой, и певицей, и балетной танцовщицей — как и любой ребенок, я мечтала о многом, мне хотелось проявить себя в разных направлениях.

Я никогда не мечтала о популярности.

Признаюсь, в детстве я и не задумывалась о том, что артисты — это известные люди, которых знают все и вся. Просто еще в детстве, впервые выйдя на сцену, я поняла, что здесь я себя чувствую, как рыба в воде. Я почувствовала, что я могу передавать людям свою энергетику, заряжать их ею — с этим ощущением я, собственно, и выросла.

О популярности

От популярности я не устаю, поскольку она, повторюсь, для меня не приоритет. Я ни в коем случае не лишаю себя каких-то простых вещей — сходить в магазин, купить продукты, поехать одной в лес погулять, идти по улице без охраны. То есть веду достаточно простой образ жизни, как и любой обычный человек. Да, может быть, в чем-то у меня больше возможностей, но от популярности это как раз и не зависит.

Единственное, что меня угнетает — большое количество завистливых и невежественных людей.

И чем ты популярнее, тем больше тебе приходиться с этим сталкиваться. Такие люди судят о тебе исключительно через призму своего узкого мировоззрения, даже не интересуясь фактами и деталями. Думаю, это обычная зависть.

О роли в сериале

Во время съемок сериала «Ничто не случается дважды» я не то чтобы что-то перенимала в профессиональном плане у других актеров, — просто я очень хорошо слушала режиссера, Оксану Байрак. И не просто слушала — я ее слышала. На протяжении своей карьеры я имела дело со множеством разных режиссеров и могу сказать, что такая химия, которая случилась у меня с Оксаной, произошла со мной впервые. Это тот редкий случай тандема актера и режиссера, в котором и она меня очень хорошо чувствует, и я ее.

Я была открыта для этого проекта, мне очень нравилась моя роль — очень сложная, драматическая. У моей героини настолько насыщенная жизнь, что можно две-три жизни прожить так, как она проживает одну. Очень серьезная эмоциональная амплитуда. Чтобы сыграть то, что моя героиня вытворяла в этом фильме, нужен приличный актерский стаж. Не могу сказать, что мы с моей героиней похожи: мы с ней не особо пересекаемся в своем отношении к жизни. Но в эту роль я привнесла свою эмоциональность, энергетику.

Бренд Meiher By Meiher

В жизни моего бренда происходит некий переформат. Я почувствовала, как мне хочется поменять свое отношение к моделям одежды. Если раньше было больше классики, то сейчас я больше ухожу в сторону стильной одежды.

Я несколько раз была в Японии, но долго не принимала эту страну. Для меня это как другая планета, чужая и неприемлемая. Но спустя время я заметила, что в моей одежде отслеживается некий японский стиль. У меня получилось создать эскизы в стиле традиций страны, которой я не симпатизирую. И хотя по-своему она очень интересная, но вот тогда мне почему-то в Японии совсем не понравилось.

Сейчас я понемногу начинаю применять индивидуальный подход. Раньше моя одежда была ориентирована на масс-маркет — то есть я пыталась быть полезной не только тем девушкам, у кого есть возможность приобрести дорогую вещь, но и покупателям среднего класса. Сегодня же я выхожу на более высокий уровень. Потому что использую дорогие ткани и, к сожалению, уже не могу позволить себе удешевлять готовую одежду. Ткани я покупаю в Италии — там я бываю два раза в год. И с каждым моим приездом материал становится все дороже и дороже. Отсюда и смена формата моего бренда.

Я — продюсер

Недавно вышел второй клип Рашель Дауд на песню на украинском языке — сейчас это у нас очень приветствуется. Начнем с того, что я не собиралась заниматься продюсерством, но после проекта Хочу в ВИА Гру мне в глубине души было очень интересно узнать, каково это — раскрывать молодые таланты. Что касается Рашель, то, как я понимаю, это была неслучайная встреча с ее отцом, попросившим меня помочь молодому дарованию.

В Рашель меня очень привлекло то, что у нее есть восточные корни. А я, кстати говоря, давным-давно мечтаю выучить хотя бы одну песню на арабском языке. Когда-то во время прогулки по Баку я вживую услышала пение муллы. Меня это очень потрясло, я буквально прониклась этим пением… Я вообще очень впечатлительный человек и многое пропускаю через себя. Именно тогда меня очень заинтересовала музыкальная составляющая мусульманских народов.

У Рашель как раз интересные корни: мама — украинка, папа — сириец. И в пении у нее есть арабские нотки, которые мне очень нравятся. Конечно, с ней предстояло работать и работать, но, тем не менее, задатки у нее были уже на момент нашего знакомства. Посмотрим, что будет дальше.

Трамплины, взлеты и падения

«ВИА Гра» была трамплином, в котором были свои положительные и отрицательные моменты. Я с радостью принимаю плюсы, но особенно благодарна своей судьбе за минусы — и не только судьбе, но и тем людям, которые эти негативные ситуации создавали. Потому что это — жизненный опыт, которому нигде не научат, ни в одном учебном заведении.

На одних плюсах ты развиваться не будешь.Ни один человек не развивается, когда у него все хорошо и замечательно.Разумеется, все зависит от характера; но тем не менее, если в жизни все гладко, человек расслабляется.

Я никогда не расслабляюсь. Не сказать, что я нахожусь в вечном напряжении, но я всегда держу себя в тонусе.

Я вечно голодный художник— в том смысле, что мне необходимо постоянно расти и развиваться, искать новое, вдохновляться.

И я благодарна судьбе за все те минусы, что были и до «ВИА Гры», и во время, и после нее. Благодаря им я научилась анализировать ситуации, разбираться в людях. Сейчас я уже просто сканирую и понимаю, кто передо мной, и стоит ли иметь с ним дело.

О Ташкенте

В Ташкенте я впервые. Летела к вам сюда с большим интересом и желанием увидеть вашу страну. Хотя я понимала, что, например, архитектура тут плюс-минус такая же, как и в любой постсоветской стране. Но меня удивило то, что все здания относительно невысокие; я предположила, что это из-за сейсмической зоны. Водитель рассказал мне про землетрясение 1966 года, про то, что после него стали строить такие вот невысокие здания. При этом он добавил, что где-то здесь есть район, в котором уже строят высотки. Ну, наверное, сейчас уже другие технологии, позволяющие строить высотные здания и в сейсмоопасных зонах.

И еще я заметила, что у вас тоже страна контрастов, как и на всей нашей постсоветской территории. Вот стоит совсем простое здание, и тут же рядом с ним — практически замок, дворец. Я вижу, что в городе возникают новые здания, он потихоньку развивается. Мне хотелось бы видеть больше исторических зданий, хотелось бы увидеть природу вашей страны, но, к сожалению, это будет уже во время моего следующего визита в Узбекистан.

Статья подготовлена: Марк Селезнёв
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии