30 декабря во Дворце форумов в Ташкенте состоялся новогодний гала-концерт Большого симфонического оркестра имени П.И.Чайковского. Этим концертом была завершена серия благотворительных мероприятий, подаренных Ташкенту известным меценатом Алишером Усмановым при поддержке хокимията города Ташкента.


Зрительный зал Дворца форумов в тот вечер был заполнен до отказа. Еще бы: на этот раз в Ташкент приехал не только Большой симфонический оркестр под руководством Владимира Федосеева, но и всемирно известные солисты — скрипач Максим Венгеров, виолончелист Михаил Радунский, оперная певица Ольга Перетятько и пианистка Лола Астанова.

Концертная программа состояла из двух отделений и включала в себя произведения В.Беллини, Дж.Верди, М.Глинки, К.Сен-Санса, Г.Миллера и других композиторов. Несмотря на огромное волнение руководителя и всего оркестра, вызванное отсутствием Михаила Радунского, который все же успел к началу концерта прямиком с рейса, концерт прошел на ура. О тонкостях отношений внутри коллектива рассказали The Mag Ольга Перетятько и Владимир Федосеев.


Ольга Перетятько

оперная певица

В любом спектакле ты не поешь один, спектакль — это командная работа. Ты не можешь вытягивать его только на себе, поскольку в нем задействовано множество людей — взять тот же оркестр на сто человек. Естественно, ты думаешь обо всех и естественно, чем комфортнее ты создашь обстановку вокруг себя, тем лучше будет работаться всем — это к вопросу о «звездности», о «дивизме». Меня иной раз спрашивают «вы чувствуете себя дивой?» — это слово немного дискредитировало себя и дивизм; он, дивизм, сейчас совсем другой.

Я считаю, что нужно просто делать жизнь лучше — себе и окружающим; тогда и жить в принципе будет лучше.

Если ты начнешь с себя, станешь чаще улыбаться, говорить приятные вещи окружающим – тогда и мир как зеркало будет тебе все это возвращать. Это я уже много раз на себе испытала.

Голос нельзя «торопить»

Произведения для исполнения я отбираю по-разному. Партии ты выбираешь по голосу; либо тебе что-то предлагают, либо ты что-то хочешь и предлагаешь сам и потом ты это с театром обсуждаешь. Или в концертах берешь какие-то вещи, которые хочешь попробовать исполнить — по-разному бывает.

Но в основном, к сожалению или к счастью, ты должен ориентироваться на голос, на твой типаж. А голос тоже способен меняться и нужно следить за тем, как и куда он развивается. Темперамент тоже играет свою роль; меня темперамент, конечно, немножко захлестывает. Скажем так — поначалу мои голосовые возможности не успевали за моим темпераментом. Сейчас-то я уже могу гораздо больше, чем раньше — голос дозрел; голос нельзя «торопить».

Моя педагог из Берлина, с которой я периодически вижусь, приезжает на мои концерты, следит за моим голосом — это очень здорово. Она помнит, каким был мой голос в самом начале моей карьеры, она следит за его развитием, подсказывает. Певцы — они ведь как машины, им также нужно время от времени «перепроверять» себя, проходить «техосмотр». Конечно, на это не всегда есть время, потому что ты постоянно в работе и нужно это делать параллельно — что тоже не всегда удается. В идеале нужно меньше работать и больше отдыхать — но так тоже не получается.


Владимир Федосеев

народный артист СССР, художественный руководитель Большого симфонического оркестра имени П.И.Чайковского

Я руковожу своим оркестром уже сорок лет. Но каждый месяц имею дело и с другими оркестрами, работаю с ними в разных странах.

Музыкальный язык — он ведь международный и не требует слов.

Когда я работал в Японии, я даже ничего по-японски не говорил — все говорят глаза, руки. И чувства, конечно же — проникновение чувства любви к сидящим в зале. Это сразу же восстанавливает все, как будто мы с оркестром давно знакомы.

Я только приехал из Японии; там был замечательный оркестр с фантастической дисциплиной. Когда тебя один раз пригласили куда-то работать, а вот второй раз — уже нет, то это первый знак, что ты не понравился (смеется). Но у меня таких случаев не было.

В московской консерватории был специальный класс игры в оркестре. Это особенное искусство. Потому что, например, солист может быть очень прекрасный — но он никак не входит в оркестр. В Советском Союзе пытались создать такие оркестры из великих людей — не получилось. Потому что каждый из них был индивидуальностью. А в оркестре нужно привести всех к одному ощущению; и это самое сложное — сделать так, чтобы оркестр был как одна большая семья.

Статья подготовлена: Екатерина Соколова
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии