Проблемы болезней, особенно самых страшных и порой неизлечимых, в нашем обществе обсуждать не принято. Одни считают это дурным тоном, другие опасаются, что об их «недомоганиях» узнают друзья и близкие. Третьи обращаются к врачам тогда, когда те уже бессильны перед страшной болезнью. Но есть и такие, которые вступают в борьбу за самое драгоценное, что у них есть — за свою жизнь, — и выходят в этой борьбе победителями. My Second Birthday («Мое второе рождение») — именно так называлось мероприятие, собравшее за одним столом в отеле Hilton Tashkent  уникальных женщин, переживших действительно второе рождение. Они бросили вызов такой болезни, как рак: кто-то ее вылечил, а кто-то продолжает жить и бороться.

Как отметили организаторы мероприятия, героинь за круглым столом должно было быть больше, но они не решились прийти, испугавшись мнения и осуждения тех людей, которые должны были бы поддержать их в самые страшные минуты, однако этого не случилось.

Итак, знакомьтесь — Инна и Дильноза. Эти три очаровательные, цветущие и жизнерадостные девушки ни на минуту не допускают мысли, что совсем недавно балансировали на тонкой грани, столкнувшись с непонимание родных и друзей, неверием врачей и самым настоящим мракобесием.


Инна

2 стадия рака молочной железы 

Первые симптомы

Появились в октябре 2016 года, когда у меня начала болеть левая рука — так сильно, что я ее даже поднять не могла. Я начала ходить на массаж, иглоукалывание. Ничего не помогало. Потом в январе 2017 года, принимая душ, я совершенно случайно нащупала уплотнение в груди. Маммография показала, что это опухоль размером 3.9 на 2.6 см, хотя до этого я каждый год делала диагностику, ничего подобного не было, все было замечательно.

В онкодиспансере назначили соответствующее лечение: химиотерапия, лучевое лечение. Лечение я окончила в августе 2017 года.

Поддержка родных

Я до сих пор принимаю гормональные препараты, каждые три месяца прохожу обследования. И это уже на протяжении 3 лет.

Мне повезло, что меня поддерживают родные. Большую финансовую помощь оказал мой первый муж, за что я ему благодарна. Мой супруг, дети, до сих пор оберегают меня.

Конечно, я пересмотрела питание, стараюсь держаться в форме. Занимаюсь йогой, веду активный образ жизни. Я работаю, у меня свой бизнес: сеть салонов оптики. Летаю в командировки, курирую все свои салоны, то есть, времени унывать не бывает.

Почему-то у нас люди стыдятся говорить об этой болезни, но я надеюсь, что наши истории и наш пример помогут и поддержат всех, кто столкнулся с тем же, чем и мы.


Дильноза

четвертая стадия лимфомы Ходжкина

8 месяцев — разные врачи

В начале 2016 года у меня появились странные симптомы: усталость и страшный зуд кожи. Из-за этого я просто не могла спать ночами. Конечно, я обратилась к дерматологу. Не было никаких болячек — все было в порядке.

Скажу сразу: у меня четвертая стадия лимфомы Ходжкина. Тогда опухоль была 10 см, сейчас — 5 см.

Врачи находили только невроз и прописывали какие-то успокоительные таблетки. Но я-то знала, что такого быть не может: у меня не было никаких проблем ни с детьми, ни с работой, ни с семьей. Откуда же взяться неврозу? И все же врачи убедили меня, что зуд и бессонница — от нервов, и я принимала все лекарства и следовала предписаниям врачей. Однако симптомы не пропадали.

И добавилось ко всему этому изменение цвета ногтей. Если вы помните, в ту пору было очень модно акриловое наращивание, но акрил никак не хотел держаться на моих почерневших ногтях. Диагноз дерматолога — грибок. Этот диагноз после множества анализов опровергли в Республиканском кожно-венерологическом диспансере. При этом они не имели понятия, что же это и отправили меня к терапевту. Месяцев 8 я ходила по разным врачам и однажды ночью проснулась от удушья. Очередной диагноз врачей — пневмония. И я принялась за лечение пневмонии.

При очередном визите к гинекологу (совсем по другой проблеме) меня спросили о синяках на ногах. Врач предложила просто сдать кровь на анализ. И выяснилось, что уровень СОЭ в моей крови — 52, тогда как норма — 15.

Справка:

СОЭ (РОЭ, ESR) — скорость оседания эритроцитов — очень важная характеристика, способная косвенно указывать на имеющиеся в организме воспалительные и патологические процессы, в том числе протекающие в скрытой форме.

«Вы пришли перед смертью!»

После очередных анализов врачи пропали. Но моему мужу очень часто звонил терапевт, и при разговоре с ним выяснилось, что все, кроме меня, знают, что у меня опухоль 10 см и подозрение на онкологию! Конечно, я все высказала этому врачу и отправилась в городскую онкологию, чтобы встать на учет. Слова врачей: «Девушка, вы пришли перед смертью!» (смеется)

В Республиканском диспансере меня предупредили, что зона опухоли неоперабельна, и мне могут предложить только химиотерапию. Я начала сама изучать симптомы и свою болезнь. Наверное, прочла все, что касалось моей болезни — и на русском, и на английском. Со всей своей историей я отправилась в Москву, где мне сказали, что операция достаточно трудная, так как опухоль большая, и шансов очень мало. Но я знала, что мне нужно либо лечиться, либо опять возвращаться в Ташкент к врачам, которые даже подбодрить человека в трудную минуту не могут. Но я была уверена, что это просто диагноз. Это не приговор!

Операция длилась 8 часов, после чего врачи подтвердили, что опухоль действительно злокачественная, и мне нужно пройти 12 курсов химиотерапии. После первого курса в Ташкенте меня предупредили, что я останусь без волос. Я ответила, что оставаться без волос не хочу, и не вернулась в больницу: я поняла, что эти врачи просто убьют меня своим внушением всего самого плохого! Я уехала в Испанию к своим родителям и получила там 12 курсов «химии». У меня начались проблемы в семье, члены которой считали, что я слишком уж много внимания уделяю своей болезни, ищу дорогие немецкие препараты в то время, когда есть бесплатные индийские. И я забрала обоих детей в Испанию.

Еще после седьмого курса химии у меня были волосы. Я говорила: «Эта опухоль не может быть сильнее меня! Я не могу и не хочу сдаваться, не хочу остаться без волос, бровей, ресниц! Просто не хочу!».

Я не прерывала связи с обществом

Переписывалась с людьми в соцсетях, публиковала посты о себе, не скрывая свой диагноз. Я всем говорила, что нужно делать то, что советуют врачи. А утверждать, что химия убивает, что нужно просто сидеть и пить свекольный сок — это крайне неверно и вредно.

В Испании со мной произошел такой случай: увидев меня, пожилой врач не поверил, что я прошла уже 8 курсов химиотерапии. Решил, что доза лекарств недостаточна и удвоил ее! Успокоился, когда у меня понемногу начали все-таки выпадать волосы (смеется).

Последний раз я была в Европе в прошлом году. Моя опухоль уменьшилась до 5 см. Хочу еще одно сказать: я с ней дружу. Я не хочу сидеть и твердить, что я болею, что это — конец… Нет! У меня хорошая карьера юриста, у меня дети, у меня работа, я живу!

И я хочу обратиться ко всем: не надо бояться, не надо отчаиваться. Нужно просто взять себя в руки и быть сильнее, потому что мы, женщины, сильны и можем сделать что угодно!


Поддержать девушек пришла доктор Надира Акилова, которая и сама не понаслышке знает, что значит страшное слово «рак» — в борьбе с этой болезнью сгорела ее мать. Ее советами и завершилась наша встреча.

Здоровый образ жизни

Овощи и фрукты — самые разные. Чем больше разнообразия и цветов на вашей тарелке, тем лучше. Ведь разноцветные овощи и фрукты — это натуральные антиоксиданты, противовоспалительные агенты, клетчатка, правильные жиры.

Сон — 8 часов

Во сне вырабатывается гормон мелатонин, который сдерживает развитие рака молочной железы, что доказано учеными. Пик выработки мелатонина приходится на период с 00:00-02:00 ночи. Если вы в это время не спали, то считайте, что просто «проспали» свой мелатонин! Причем спать нужно в полной темноте: никаких ночников, а тем более компьютеров, телефонов и телевизоров.

Правильное питание

Категорически нельзя употреблять сахар. Он вообще является причиной многих заболеваний и онкология — не исключение. Убрать из рациона фаст-фуды и продукты из упаковок, которыми практически завалены полки наших супермаркетов. Питайтесь сезонными фруктами и овощами.

Алкоголь

Уже доказана прямая связь между употреблением алкоголя и некоторых видов рака. Один-два бокала красного вина (при условии хорошей переносимости) раз в неделю допустимы.

Молоко

Стоит исключить из рациона молоко, так как именно в нем содержится компонент, который повышает в крови инсулиноподобный фактор роста, что способствует развитию рака молочной железы, прямой кишки и простаты.

Интервальное голодание

Это когда до 16 часов голодаешь, а в восемь часов открывается пищевое окно, когда можно есть. Также это, как доказано учеными, препятствует развитию рака молочной железы.

Стресс

Избегать стрессовых ситуаций. Можно читать хорошие книги, спать в положенное время.

Очистка дома

Еще важная деталь — очистка дома. Это наш храм, где мы живем. И это очень важно: не хранить еду в пластике, а тем более — не разогревать в нем еду. Переходите на стекло. Выбросите тефлоновые сковородки.

Всем этим вы себе поможете. Слушайте себя и прислушивайтесь к своему организму. Если вам показалось, что в диагнозе одного врача что-то не так, обращайтесь к другому. Верьте в себя, верьте себе.


Мадина

организатор

После нашего анонса пришло около ста писем. И в течение десяти дней я не спала — с ночи до утра читала эти письма — каждое длиною в жизнь! Все это я пропускала через себя, сострадая и заливаясь слезами над каждой историей. Ведь это не книга, не роман — это жизнь!

У меня возникла идея устраивать встречи тех, кто пережил и продолжает жить с этой болезнью, чтобы они встретились, узнали что-то новое для себя. Однако многие не согласились. Причина отказа почти у всех была одна: «А вдруг меня увидят знакомые, вдруг меня узнают, вдруг расскажут моим родственникам: свекрови, золовке, мужу?!». То есть для них это позор.

Рак, если можно так выразиться, — это «модная» болезнь 21 века! Мне написало столько молодых девушек, которым по 20 с лишним лет… Они живут в больших домах большими семьями: со свекровями, свекрами, детьми. Но те не знают, что их невестки больны! И они не могут пройти полноценное лечение, не могут пережить реабилитационного периода после химиотерапии. И поэтому мероприятие прошло в довольно узком кругу.

Хотелось бы донести до всех, что это излечимо, это не заразно, не стыдно и нужно, наоборот, объединяться… А самое ужасное — редко можно найти врачей, которые способны не просто лечить, но понять. Я просто в одну ночь поняла: надо что-то делать! Нужно собраться, рассказывать, говорить: «Люди, надо лечиться — лечиться всей семьей!». И самое главное: не паниковать, а поставить перед собой цель и следовать за ней!

 

Статья подготовлена: Диана Ибатуллина
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии