Арифжанов Анвар Шамхатович, 52 года, к. м. н.

Основное место работы: РСЦХ имени академика В. Вахидова, заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии.

На данный момент: Республиканская специализированная многопрофильная больница «Зангиота-1», заведующий отделением.

Первая мобилизация врачей нашего Центра была в марте: они ездили на вахту в Институт вирусологии. Наш Центр в то время занимал одно из первых мест в резерве — планировалось, что по мере распространения инфекции больные будут поступать к нам, а мы станем оказывать им квалифицированную помощь.

Я отправлял коллег «на передовую», а сам оставался ждать…

Было даже немного неудобно перед ними, хотелось быть там, в центре событий. Чуть позже, в апреле, началось строительство Специализированной многопрофильной больницы в Зангиоте. Нас приглашали как консультантов, и я видел, какие условия для пациентов и врачей тут создаются. В глубине души очень хотелось здесь поработать. И мне повезло: по направлению Министерства здравоохранения с 13 июля и по сей день я заведую вторым отделением реанимации в Зангиотинском комплексе.

Такая «обычная» работа

Отделение, которым я заведую, рассчитано на 36 тяжелых реанимационных больных. Большая часть наших пациентов — люди с коронавирусной инфекцией, осложненной внебольничной пневмонией и дыхательной недостаточностью. Все отделение разделено на 6 залов, в каждом — по 6 коек. Врачи работают в три смены по 8 часов.

В смене по 6 врачей, и каждый врач следит за шестью пациентами. Один врач из смены назначается старшим, он руководит внутри, в «красной» зоне. Всего же у меня в подчинении 18 врачей, 24 реанимационные медсестры и 12 человек младшего медперсонала. У меня нет нормированного 8-часового дня. Если есть тяжелые больные или спор- ные вопросы, вызвать могут в любое время. Эта работа практически не отличается от обычной, единственная разница — здесь мы работаем в закрытых помещениях и в средствах индивидуальной защиты.

Там, где спасают

Когда поступает пациент, его подключают к монитору, который в автоматическом режиме отслеживает жизненные функции организма: высчитывает давление, пульс, частоту дыхания, сатурацию. Около каждой койки стоит аппарат ИВЛ с режимом СИПАП.

Около 90% пациентов у нас находятся на СИПАП, это вспомогательный режим вентиляции.

Если тяжелые больные нуждаются в интубации, мы переводим их в принудительный режим вентиляции легких. Когда пациентам становится лучше, их переводят на назальные канюли, в которые подается увлажненный кислород. Когда самочувствие пациентов улучшается, мы переводим их в соматическое отделение, где они продолжают получать лечение до полного выздоровления. У нас следующие критерии для выписки: в течение трех дней сохраняется нормальная температура тела, сатурация не менее 95%, показатель лейкоцитов не ниже 3 × 109 Ед/л. После выписки больные продолжают терапию дома, под контролем первичного звена — поликлиники.

Осложнения от вируса

COVID-19 страшен тем, что тяжелее всего болеют люди с хроническими заболеваниями: ишемической болезнью сердца, гипертонической болезнью, сахарным диабетом, почечными заболеваниями и так далее. У них изначально ослаблена иммунная система, поэтому при присоединении коронавирусной инфекции эти хронические заболевания становятся конкурирующими и ухудшают общее состояние больных. Самое грозное и распространенное осложнение у больных с COVID-19 — внебольничная пневмония, которая сопровождается дыхательной недостаточностью разной степени тяжести. Позже у пациентов могут развиться и другие осложнения: пневмотораксы, тромбоз кавернозных синусов, тромбоэмболия легочной артерии.

В реанимации большая часть пациентов — пожилого возраста, после 60-70 лет. У них болезнь протекает тяжелее.

Но в последнее время к нам стали поступать и молодые люди, раньше их почти не было.

Думаю, это связано еще и с тем, что начинается резкая смена погоды, сезонные ОРЗ, грипп, они накладываются на коронавирусную инфекцию.

Здоровье — наша персональная ответственность

В больнице мы знаем, что больные коро- навирусом находятся в красной зоне, а на улице у каждого справку не попросишь. Поэтому здесь я себя чувствую спокой-
нее, чем в городе. Больница построена по последним эпидемиологическим требованиям, поэтому заражаемость медперсонала минимальная. Но невозможно постоянно сидеть и бояться, ведь пандемии конца-края не видно. Я, честно говоря, удивляюсь:

зная, что я работаю в реанимации, в самом эпицентре болезни, мне задают вопрос, верю ли я в коронавирус.

Я считаю, что люди, которые живут в сомнениях, болеют тяжелее. Часто, возвращаясь домой, я вижу, как безалаберно, безответственно относятся люди к карантинным мерам: не носят маски, толпятся, не соблюдают меры санэпидрежима. Я бы хотел, чтобы они задумались не только о себе, но и о здоровье своих родных и близких.

Статья подготовлена: Александра Стимбан
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии