Сильные люди притягательны. Они могут вызывать восторг, зависть, быть может, любопытство. Но мало кто может пройти мимо по-настоящему сильного человека. Руслан Нурудинов, несомненно, один из таких людей. И дело не только в вышеперечисленных качествах. В этом году он принес Узбекистану золотую медаль на летней Олимпиаде и поставил новый мировой рекорд в тяжелой атлетике. Однако информации о его жизни не так уж и много.

Мы встретились с ним в одной из кофеен ТРЦ Samarqand Darvoza. Приехал он раньше намеченного времени, приятно удивив своей пунктуальностью. После победы на Олимпиаде Руслан стал чаще мелькать на экранах телевизоров и в Сети. И, несомненно, своим упорством и рвением к победе заслужил звание «Человека года».

— Как вы пришли в спорт?

— У меня почти не было выбора. Мои двое старших братьев — бывшие штангисты, и, смотря на них, я всегда считал, что поднимать тяжести — настоящее мужское занятие. Быть может, таким образом я понял, что это мое. Да и тренер моих братьев попросил приводить меня в зал, так  постепенно я оказался в тяжелой атлетике.

— Если бы вы не стали спортсменом, чем бы занимались в жизни?

— Я серьезно не задумывался над этим, но какое-то время хотел после окончания спортивной карьеры пойти учиться на врача-травматолога, работать в спорте. Считаю, что врач должен быть от Бога, и мне кажется, что второе мое призвание — травматология. Есть вероятность, что, прекратив спортивную деятельность, я подамся в медицину.

— Каковы были ожидания от Олимпиады в Рио? Как вы готовились к ней, что чувствовали во время выступлений?

— Не было почти никаких ожиданий, так как из-за травмы колена и перенесенной операции (в ноябре прошлого года Руслану удалили мениск в коленном суставе)

Руслан Нурудинов

я был первым кандидатом на вылет из сборной.

Но после участия в чемпионате Азии у меня появилась надежда, что я все-таки попаду и в Рио, если полностью восстановлюсь, и это послужило мне стимулом.

— Восторгов после победы было много. А были ли негативные отклики?

— Негатив был, есть и будет всегда, что бы ты ни делал. Помню, как после Олимпиады одно немецкое издание написало, что я побил рекорды не просто так, а под допингом. Но я стараюсь не обращать внимания на негатив и, наверное, из-за этого почти не замечаю его.

— Болели ли за кого-нибудь, кроме наших, на Рио?

— Честно говоря, нет. Я хоть и спортсмен, но далек от спорта, не смотрю спортивные состязания. Единственное, слежу за выступлениями тяжелоатлетов и наших спортсменов для того, чтобы их поддержать. Но как спортсмен я просто не имею права говорить, что не люблю спорт.

— А кого бы вы назвали «Спортсменом года»?

— Я бы дал это звание дзюдоисту Ришоду Собирову. Потому что каждый раз, выступая на Олимпиаде, выигрывать медаль — действительно героизм. Несмотря на его возраст в спорте (ему 31 год), держать такой высокий уровень крайне тяжело.

— А что вы делали после победы?

— В новом году я временно прекращаю тренировки и выступления на соревнованиях, чтобы отдохнуть и восстановиться. В сборной нам дали отпуск после Олимпиады, но как-то отдыхать не получается. Я сейчас не тренируюсь, но у меня каждый день забит разными интервью, конференциями, встречами…

— То есть после Рио вы стали медийной персоной?

— Мне очень приятно, что меня узнают, что мной интересуются, но это морально очень тяжело. Первый месяц это нравилось, завораживало, но со временем я стал сильно уставать. Меня часто узнают на улице, и отвечать всем, уделить каждому внимание, фотографироваться со всеми уже тяжело.

— А интервью и съемки? Было ли что-то, что понравилось?

— Да, очень понравилось работать с командой Afisha.uz и Pixland. Они устроили мне крутой блиц-опрос. Коллектив замечательный, и очень хорошо выполняют свою работу. Или ребята из ArtBro, которые нарисовали портрет в стиле wpap (одна из разновидностей поп-арта). Очень неординарно. За этот год мне подарили больше трех картин, но эта самая запоминающаяся.

— О чем обычно говорите на интервью?

— За эти три месяца у меня столько раз брали интервью, что, по-моему, не осталось ничего такого, о чем бы я не рассказывал. Единственная вещь, наверное, чем бы хотелось поделиться, — это то, как тяжело добиваться успехов, наград в спорте. Чтобы завоевывать чемпионские титулы, нам приходится жертвовать всем. Люди думают, что спортсмены легко завоевывают награды, но это далеко не так. И наглядный пример тому — наши олимпийские достижения в этом году, когда из 80 спортсменов сборной всего 13 человек стали призерами.

— Скажите, в каком состоянии спорт Узбекистана на данный момент в общем и тяжелая атлетика в частности?

— Тяжелая атлетика — не самый развитый вид спорта в стране, но за последние семь лет нам построили новые базы, дали хороший инвентарь, предоставили хорошего тренера, то есть создали необходимые условия. По госпрограмме в нее вкладываются большие средства.

Нам не хватает хороших квалифицированных тренеров не только в тяжелой атлетике, но и в спорте в целом. Сейчас в топе только несколько видов спорта, которые хорошо развиваются, — бокс, штанга, дзюдо и борьба. Остальные более или менее пытаются показать себя на разных соревнованиях. Но все упирается в нехватку тренирующих кадров.

— Что интересного принес вам уходящий год, помимо победы в Рио?

— Не могу сказать, что этот год для меня был легким. Я упорно тренировался и практически не отдыхал. По три соревнования в год — для штангиста это тяжелый труд. Если мы не тренируемся две или три недели, то быстро теряем форму, и на восстановление уходит порядка пяти месяцев. Это специфика нашей дисциплины, мы должны каждый день упорно тренироваться даже тогда, когда спортсмены других видов спорта отдыхают. Мы от многого отказываемся ради спорта, многим жертвуем, часто пребываем на базах. Но в то же время сейчас, когда три месяца не тренируюсь, хочется вернуться в зал, возобновить работу.  Хотя и отдых тоже необходим.

— Чем, помимо спорта, вы занимались в этом году? Был ли у вас отпуск и вообще сколько свободного времени бывает?

— Занимался политической деятельностью касаемо портала Шавката Мирзиёева. Я и еще несколько людей ездили по регионам и расспрашивали народ об их проблемах, собирали жалобы, давали номера телефонов доверия, решали проблемы на месте по мере их сложности. Кроме того, мы с другими спортсменами посещаем ташкентские вузы, проводим конференции, общаемся с молодежью.

— А как ваша семья относится ко всему этому — спорту, достижениям?

— Так как мои родители далеки от спорта, они воспринимают это как работу. Конечно, они гордятся тем, что я стал олимпийским чемпионом, прославил страну, но в самом начале мама была против. Со временем, когда я поступил в Республиканский колледж олимпийского резерва, она поддержала меня и сказала, что это мой выбор и назад пути нет, теперь нужно держаться выбранного курса. Отец помогал больше финансово, но в любом случае со стороны семьи я чувствовал огромную поддержку.

— Что вас больше всего вдохновляет и мотивирует на победу?

— Семья и больше ничего.

— Спорт связан с чемпионатами, а они — с путешествиями. Какие из стран вас зацепили?

— Очень понравилось в Рио — безумно красивый город! А рассказы о том, что на улицах могут запросто ограбить, далеки от реальности.

Еще мне очень понравился Дубай. Я был там в 2009 году и хотел бы еще туда вернуться. Также я бывал в Париже, Лондоне, Москве, Берлине. Больше всего в путешествиях обращаю внимание на людей — Лондон мне понравился своим гостеприимством, а вот парижане грубоватые. Но сами города, бесспорно, красивые.

— Следите ли вы за своей внешностью? Насколько заморачиваетесь по этому поводу?

— Я больше уделяю внимание своему здоровью. Для меня важнее высыпаться, чтобы не было мешков под глазами, следить за зубами и так далее. Я не пользуюсь специальными средствами по уходу за кожей или телом. И очень не люблю бриться.

— Олимпийское золото уже есть, о чем теперь мечтаете?

— Очень люблю водить машину и в детстве мечтал стать дальнобойщиком. К сожалению, не стал, но за руль я сел. Также очень хочу прыгнуть с парашютом. НоРуслан Нурудинов

одно из моих самых больших стремлений —  стать легендой.

— Отпуска не было, но фильмы-то вы смотрите?

— Да, конечно. Люблю фильмы по мотивам комиксов Marvel, с детства ими увлекаюсь. С возрастом начал смотреть наши старые узбекские фильмы. Любимые «Mahallada duv-duv gap», «Kelinlar qo’zg’oloni», «Shum bola» и так далее.

— А с музыкой и книгами как?

— В последнее время стал слушать рок-музыку 80-х годов прошлого века, дальше добираюсь до 70-х. Я люблю рок, и сейчас он мне нравится все больше и больше.  Пока дошел до Deep Purple, Black Panther. Если брать нашу эстраду, то с детства люблю Севару, группу «Болалар», то есть всех старых исполнителей.

А читать я не люблю, но все равно читаю. Я всю жизнь любил стихи Пушкина, и меня интересуют книги по истории. Все детство прошло в тренировках, и сейчас пытаюсь наверстать упущенное, читаю классику. Но человеку, не привыкшему читать, тяжело, хотя я стараюсь справляться и с этим.

— Считаете ли вы себя примером для подражания?

— Нет. Я понимаю, что уже являюсь таковым для многих детей, но не считаю себя идеальным спорт-
сменом. Это очень большая ответственность, так как люди смотрят на тебя, хотят быть таким, как ты, а я просто хочу быть самим собой.

— И по итогам года каковы ваши дальнейшие планы?

— Сейчас я нацелен только на отдых, хочу от всего отвлечься. Далее планирую реабилитационный период, хочу поехать в Германию на лечение коленного сустава, заняться собой. В конце 2017 года планирую постепенно начать тренироваться и в начале 2018 года уже вернуться в спорт. Наметил для себя участие в Азиатских играх-2018, двух чемпионатах мира и, конечно же, в летних Олимпийских играх 2020 года в Токио.

Статья подготовлена: Гули Шарипова
Стилист:
Использованы:
Источник:

Комментарии