На орбите республики не так уж и много звездных компаний-ровесниц независимости, еще меньше — крупных и успешных, совсем мало — прогрессивных. Сегодня речь пойдет об одном из таких предприятий, крупнейшем игроке на рынке дистрибуции фармацевтической продукции Узбекистана.

ASKLEPIY Group сегодня — серьезный агрегатор производственных мощностей, складского и логистического потенциала, закупочного механизма, сбытовых возможностей, маркетингового и аналитического центра, а также передового мышления и новаторства. Обитель creativity management, инициатор внедрения современных решений, думающая и динамичная компания — именно такое мнение сложилось у редакции. Обладая четкой стратегией и философией, ASKLEPIY Group взяла курс на устойчивое лидерство и экспансию. Итак, героем выпуска является CEO ASKLEPIY Distribution, крупнейшего бизнес-направления группы компаний, продолжатель династии семейной империи Саид Талибов.

Начало пути

Саид, расскажите о начале вашего карьерного пути в компании. Чем был обусловлен выбор этого направления?

ASKLEPIY — это семейный бизнес, основанный моим отцом в 1992 году. Я начал свой путь в компании в 12 лет с копирования прайс-листов, а с 9 класса после школы постоянно приходил на работу в отдел снабжения — подразделение, занимающееся закупками, сердце компании. Профессию удалось освоить благодаря назначенному мне ментору. В 2015 году я переехал в США и не планировал возвращаться в Узбекистан, но в конце 2019 года мы с отцом пришли к соглашению о том, что мне все-таки нужно возглавить семейную компанию.

Вы сказали, что у вас был ментор. Сохранилась ли модель наставничества сегодня?

Да, это важный момент: у каждого нашего руководителя есть кадровый резерв, состоящий из двух человек. Это те работники, которые всегда могут заменить начальника при его отсутствии или повышении в должности. ASKLEPIY является кузницей для фармацевтического рынка, выпуская большое количество специалистов, постоянно развивая свой персонал путем привлечения экспертов из разных стран. Эта практика дает нам обмен опытом, знаниями; впитывая мировой опыт, мы учимся применять инструменты и рычаги воздействия.


О рынке

Расскажите о вашем видении фармацевтического рынка Узбекистана: как было и как стало, прогнозы на тренды в ближайшем будущем.

У фармацевтического рынка Узбекистана очень большой потенциал, и это обусловлено огромным населением. В сравнении с Казахстаном и их 17-18 млн населения наш фармацевтический рынок в суммарном выражении почти в 3 раза меньше. Учитывая двукратную разницу в популяции, мы имеем огромный потенциал роста. Фармацевтическая и другие отрасли экономики страны претерпевают большие изменения, проводится формализация, внедряются процессы, которые должны привести к прозрачности: референтное ценообразование, стандарты GDP и прочие.

Нам известно, что вы провели достаточно детальный факторный анализ конъюнктуры. Это кропотливая работа не без доли творчества, ведь нет определенной формулы для правильных действий. Какими инструментами вы пользовались?

Вы очень хорошо осведомлены, не знаю откуда, но вы прямо в точку попали. Действительно, до сих пор нет должных инструментов оценки рынка, он не оцифрован, не автоматизирован, не компьютеризирован. Наш специалист по развитию бизнеса в ASKLEPIY провел большую работу по изучению вопроса. Как это было сделано: несовершенные инструменты, данные Drug Audit и IQVIA плюс наша логика, которая сформировалась в разрезе компании и продаж. В результате получился проект чего-то близкого к правде, но, к сожалению, точных данных пока нет, они будут только тогда, когда рынок будет полностью оцифрован.

Я поддерживаю связь со всеми собственниками и почти со всеми топ-менеджерами крупных компаний. Радует то, что за два года не чувствовалось никакого негативного отношения. Никто ничего не скрывает, мы делимся новостями фармбизнеса, обсуждаем законодательство, участвуем в тренингах, обсуждаем книги.

Изменился сам подход к бизнесу: люди не боятся обмениваться информацией, как раньше.

Между нами существует здоровая, этичная конкуренция и разумный подход к бизнесу.

В республике был запущен пилотный проект по маркировке, как вы восприняли эту инициативу, какой была ваша первая реакция?

Маркировка — тот инструмент, который ведет к прозрачности рынка и нацелен на внедрение цифровизации. Конечно, мы восприняли эту идею позитивно, единственное — нужно проводить ее аккуратно, поэтапно. Очень многие производители, дистрибьюторы и аптечные точки должны поменять свои бизнес-процессы, а где-то — и оборудование.

Требуется выбрать выверенный подход, иначе это может привести к дефициту лекарственных препаратов.


О компании

У каждой компании есть какие-либо значимые даты, расскажите о таких.

1992 год — момент основания компании. Все началось с первой аптеки в Самарканде, а в 2000 году мы переехали в Ташкент. Еще один значимый год — 2019, когда была проведена огромная реорганизация бизнеса. ASKLEPIY Group сегодня — это кластер предприятий, в состав которого входят и производство, и розница, и дистрибуция, и маркетинговое направление. Я — СЕО ASKLEPIY Distribution, самого масштабного направления в сфере дистрибуции в группе компаний.

Именно в 2019 году бизнес пришел к той ступени, когда началась трансформация в группе компаний и переосмысление всех бизнес-процессов.

Как и во всем мире, в крупных фирмах наступает период, когда они делают резкий скачок вверх, либо умирают. Мы трансформировались и смогли пересмотреть ценности и определить новые приоритеты для того, чтобы стать компанией будущего!

Когда в компаниях происходят такие изменения, это всегда культурный шок и для работников, и для владельцев. Как вы его пережили?

Я думаю, все прошло легко, потому что этому культурному шоку сопутствовало не ужесточение, а, наоборот, смягчение. Коснемся банального: у людей как минимум повысилась зарплата, мы переехали в новый комфортабельный офис с комнатами отдыха и кофемашинами на каждом этаже. Сегодня каждый сотрудник наделен своими полномочиями, есть зона ответственности, есть руководитель структурного подразделения, и только он уполномочен принимать решения, касающиеся функционирования отдела. Такая политика предоставила свободу действий и облегчила повседневную работу. Ушла ненужная бюрократия.

«Нужно уметь делегировать! Собственник лишь контролирует результат, делегируя полномочия и возлагая ответственность». Это про вас, верно?

Я считаю что это важно для любого предпринимателя, который хочет «расти». Например, только в ASKLEPIY Distribution работает 600 человек, а в группе компаний — 2 000. Если я буду думать, что знаю вопрос лучше, чем 600 человек, значит, мое мировоззрение ошибочно. Они, на местах, всегда будут глубже погружены в тему.

Это не моя роль как собственника — контролировать каждую зону ответственности.

Есть ли у компании конечная цель? Куда она движется?

Мы с коллегами шутим, что должны выстроить процессы так, чтобы топ-менеджеры могли контролировать и выполнять важные задачи, отдыхая на пляже с гаджетом. Философия компании такова: наши сотрудники должны быть богаче, чаще отдыхать, быть в гармонии с душой, телом и созидать. Нет необходимости присутствовать на работе круглосуточно, главное — достигнуть результата и тем самым дать коллегам возможность заниматься спортом, путешествовать и больше времени уделять своим близким.

Давайте немного о негативном. Расскажите о действиях или поступках, за которые вы готовы уволить, категорически стукнуть кулаком по столу и попрощаться навсегда.

Крайности, конечно, есть. Воровство или поступок, который ни в какие рамки не лезет, — конечно же, яркий сигнал о том, что пора ставить точку.

Если я увольняю работника, значит, мы сами где-то ошиблись при его выборе, должным образом не провели с ним собеседование и тестирование.

То есть вы считаете это своей персональной ответственностью?

Обязательно. Были, конечно, ситуации, когда работники хорошо маскировались при приеме, а потом оказывались совершенно другими, но сейчас имеется достаточное количество инструментов и методологий, чтобы выявить подобные инциденты заблаговременно и минимизировать количество таких людей. Один из инструментов, постоянно используемый HR-отделом, — это тестирование по Томасу и Адизесу на тип личности человека и характеристики. Если в каком-либо подразделении проводят найм и тут же увольняют работника, значит, наблюдается сбой в системе. Более критично это касается меня как человека, нанимающего топ-менеджеров: если постоянно меняются уже они, значит, что-то точно работает не так у меня лично.

Как вы относитесь к критике?

Мне понравилось одно высказывание: «Если критика задевает, то где-то в глубине души ты с ней согласен». К примеру, если кто-то скажет, что у меня нет двух рук, хотя очевидно, что они у меня есть, я посмотрю на него и подумаю: «Ну окей, ты какой-то не от мира сего, что-то с тобой не так», но если некто выскажет мнение, с которым в глубине души согласен, то, конечно, это заденет. Если критика конструктивна и преподнесена в хорошем, положительном тоне, позитивно и доброжелательно, почему бы ее не рассмотреть? А если она необоснованна, то лучше просто пройти мимо.

Саид, в чем секрет лидерства?

У нас в штате компании есть экспаты. Буквально на днях я задал им вопрос: «Каким должен быть успешный CEO?». В ответ было сказано, что…

управляющий собственник обязан быть большим оптимистом.

Нужно видеть перед собой хорошее, красивое, светлое будущее и делать так, чтобы вся команда видела то же самое — свет в конце тоннеля. Лидер — это в первую очередь человек позитивный, наделенный человеческими качествами, которые порой даже более важны, чем технические; обладающий некой харизмой, талантом объединять и вести за собой людей.

«Логика и последовательность действий сохраняются, когда бизнес-решение пропускается через прописанные миссию, видение и ценности»

Наши миссия и видение звучат так: «Мы, дистрибьютор ASKLEPIY, — посредник-новатор в фармацевтической сфере Республики Узбекистан. Мы предоставляем быструю и качественную услугу по доставке широчайшего ассортимента фармацевтической и парафармацевтической продукции от производителя в аптеки. Мы являемся новатором в автоматизации процессов и IT-решений».

Наша главная ценность — это человек, и мы верим, что качественное выполнение взятых на себя обязательств приведет к повышению уровня здоровья и увеличению средней продолжительности жизни людей в нашей стране. Таким образом появилась необходимость автоматизировать бизнес-процессы с применением лучших практик, если говорить о рабочих процессах. Что касается культуры, нашим ориентиром является ценность, которую мы несем Узбекистану.

Что экспаты привносят помимо компетенции? Пытаетесь ли вы что-либо у них перенять?

Я думаю, и они от нас многое перенимают. Некоторые экспаты работают уже очень долго, и мы шутим, что они процентов на 10-15 стали узбеками. Республика гостеприимна, ASKLEPIY гостеприимен, и им здесь очень нравится. Узбекистан на том пути, на котором Украина и Россия были условно 10 лет назад, поэтому мы хотим, чтобы экспаты привезли опыт уже проделанной работы, методологию работы, новаторские идеи, помогли нам вести проекты с наименьшим количеством ошибок.

Внедряете ли вы прогрессивные технологии? Автоматизация, к примеру, невозможна без уникального программного обеспечения.

Да, в компании задействовано много программных решений. Такая методика выбрана для ускорения операционной деятельности точечно, разными программами, пилотными версиями, которые потом объединяются в одну IT-экосистему. Например, у логистики свое решение, у финансистов — свое, у снабжения — свое. Мы отошли от идеи, что одно ПО должно покрывать весь перечень задач — это долго, громоздко, дорого и сложно.

Мы активно наблюдаем за вами в соцсетях и заметили, что вы — ярый поклонник спортивных мероприятий. Подскажите, всегда ли вы придерживались активного образа жизни?

Я с детства люблю спорт, но не до фанатизма, хотя, конечно, есть люди, которые глубоко в это ушли и участвуют во всех соревнованиях. Удивляюсь, откуда у них столько времени. На участие в подобном масштабном мероприятии меня замотивировал дядя. Мы заключили пари «на слабо», и я зарегистрировался пройти Ironstar — половину дистанции Ironman, поэтому теперь надо готовиться.

Помимо основной деятельности у вас есть несколько бизнесов, не связанных с фармацевтикой. Скажите буквально пару слов о других проектах.

Другие проекты находятся в Америке: сеть детских семейных центров с кафе и игровыми площадками, которую планируется сделать франшизой. Также в США у меня есть хорошие друзья, которые открыли логистический бизнес и пригласили меня в качестве партнера. Они достаточно хорошо начали: работаем 3 месяца, и пока все идет гладко.

Саид, давайте вернемся к бизнесу. Какой совет вы могли бы дать начинающему предпринимателю?

Не торопитесь!

Сейчас многие, глядя на успех других, думают, что не успевают, им нужно все и сразу.

Необходимо понимать, что показанное в соцсетях, — это отполированная версия настоящего мира, не у всех жизнь настолько идеальна, проблемы есть у каждого. Если мы говорим о предпринимательстве, то в первую очередь займитесь нарабатыванием опыта. Особенно если вы только начинаете свой карьерный путь, и вам 18-19 лет. Не бегите за деньгами, гонитесь за навыками, поработайте в компаниях, попробуйте найти себе ментора, который поделится знаниями.

Я думаю, что до 25 лет заниматься бизнесом нет смысла, к нему нужно быть готовым. А к этому возрасту человек морально и ментально подходит к такому уровню осознанности, когда он готов принимать решения. Еще одна мысль: для того, чтобы быть счастливым, не обязательно быть предпринимателем. Можно быть классным шеф-поваром или танцором и быть не менее счастливым, чем бизнесмен. Сейчас есть все возможности освоить любую профессию и не голодать, занимаясь любимым делом.

«Жизнь — это игра, и такая короткая игра, что нужно успеть сыграть в нее до нашего ухода». Вы действительно воспринимаете жизнь именно так?

Конечно, бизнес — это игра, где счет на табло — это деньги. Вот и все.

Статья подготовлена: Константин Ким
Фото:
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии