Большое интервью с современным узбекским режиссером, недавно представившим фильм «Sarvqomat dilbarim». Эта картина получила приз за лучшую женскую роль на ташкентском МКФ «PROlogue — 2018» и стала первым узбекским фильмом, показанным в московском кинопрокате за последние 30 лет. Откровенные и честные ответы на вопросы об индустрии кино в Узбекистане.


В декабре 2018 года весь мир отметил 90-летие великого кыргызского писателя — Чингиза Айтматова. В Узбекистане также готовились к этому событию — так, в течение года была создана улица имени Чингиза Айтматова и установлен барельеф писателя на одноименной улице, а также по мотивам повести «Тополёк мой в красной косынке» был снят новый художественный фильм «Sarvqomat dilbarim», премьера которого состоялась 16 ноября 2018 года в кинотеатре «Панорамный».

Режиссер картины — молодой, но уже опытный режиссер Сарвар Каримов, который сам написал сценарий и собрал целое созвездие известных в Узбекистане и Кыргызстане актеров. Результатом стал совместный узбекско-кыргызский фильм, качество которого наверняка понравилось бы и самому Чингизу Айтматову.


Призы фильма «Sarvqomat dilbarim»:

  • Ташкентский МКФ «PROlogue – 2018» — лучшая актриса (Мадина Талипбек);
  • Национальная премия «Эътироф — 2018» — лучший актер (Адиз Ражабов);
  • Две премии «25 KADR» телеканала MY5 — лучший актер (Адиз Ражабов) и «Лучший фильм».

Прокат фильма «Sarvqomat dilbarim»:

  • Фильм показывали в Турции в четырех городах: Анкара, Анталия, Станбул, Кастамону;
  • В Москве фильм все еще показывают в кинотеатре «Манас»;
  • Также показ фильма состоялся и в Дубае.


Мы поговорили с режиссером фильма и узнали мнение профессионала о состоянии киноиндустрии в Узбекистане, насущных проблемах, кассовых сборах и об «ужасе» узбекского кинематографа.

Биография:

  • Родился 30 июня 1986 года в городе Ташкент;
  • 2006-2010 гг. учился в Государственном институте искусств Узбекистана, отделение «Режиссура телевидения и радио» (бакалавриат), в 2010-2012 гг. магистратура.
  • С 2012 года по нынешний день работает в киностудии «Узбекфильм».

Фильмография:

  • «Волшебная шапочка» (2012);
  • «Верхом на желтом диве» (2014);
  • «Сказка о потерянном времени» (2014, ТВ);
  • «Тополёк мой в красной косынке» (2018).

Сарвар Каримов

режиссер

Нужно ли создать в Узбекистане сеть кинотеатров? Насколько это важно для развития кинематографии страны?

Я считаю, что сеть кинотеатров нужно создавать, потому что подобная сеть таком огромном городе как Ташкент просто необходима. Хотя у нас кинотеатров достаточно — есть большой кинотеатр «Панорамный», есть Royal Cinema, Mega Cinema и разные частные кинотеатры, но все они неравномерно распределены по городу.

Например, на Куйлюке долгое время не было кинотеатра, но с открытием нового ТРЦ Compass там наконец появился свой кинозал, который работает в тестовом режиме. На Рисовом базаре тоже нет кинотеатра и жителям нужно ехать в город — до «Панорамного» или дальше.

Но в любом нужно создавать именно сеть, охватывающую все регионы страны, а не только столицу.

К сожалению, сейчас встречаются случаи, когда на целую область приходится всего один большой кинотеатр. В Хорезме, например, есть торговый центр Тумарис, в котором всего один кинотеатр. Это неправильно. Должна быть полноценная сеть кинотеатров по всей республике.

За рубежом в каждом кинотеатре множество залов, в которых одновременно идет много фильмов. А почему у нас к этой индустрии не относятся как к полноценному бизнесу?

У наших людей культура походов в кино не так развита, как в других странах. Собственно говоря, у нас и культура просмотра кино в целом не развита.

Проблема узбекского кино в первую очередь заключается в зрителях!

Не в режиссерах, не в Узбеккино, а в зрителях. Потому что наши зрители не разбираются в кино — из-за проблем в своем образовании.

И что нужно сделать, чтобы зрители разбирались в кино и понимали, где хороший фильм?

В школах нашей страны нужно ввести предмет «Основы искусства и культуры» и с детских лет прививать людям интерес к этому виду искусства, повышая культурный уровень населения. Почему, например, дети в школе должны изучать экономику, геометрию, математику, но не изучать при этом искусство? Часто ли человек сталкивается с той же геометрией в обычной жизни? А банкирами и вовсе становится лишь очень небольшая часть школьников, хотя экономику и геометрию учат все.

В то же время все мы ежедневно смотрим фильмы, сериалы или спектакли, читаем книги и стихи — но искусство при этом не изучаем. Вместо узконаправленных предметов вроде пения или черчения можно было бы обучать детей основам искусства, чтобы у них было четкое понимание того, что такое кино, что такое театр, что такое опера, что такое музыка.

Ведь именно искусство отличает человека от животного.

Если представить, что в школах будут преподавать искусство, будут показывать хорошие и правильные с точки зрения киноискусства фильмы, возможно, у зрителей бы начал формироваться вкус. Они бы умели отличать хорошее кино от плохого.

А кто бы мог быть этим игроком на рынке, способным создать сеть кинотеатров, охватывающую всю страну? В мире это делают Warner Brothers, Universal Pictures, а кто был бы у нас?

К сожалению, у нас нет таких больших кинокомпаний, способных на подобный масштаб деятельности и охвата. Я думаю, это должно быть государственно-частное партнерство между Узбеккино и такими предпринимателями, которые строят торгово-развлекательные центры — такие, как Samarqand Darvoza, например.

Что мешает нам привлечь в Узбекистан Warner Brothers или Universal Pictures?

Такие вопросы решаются на высоком государственном уровне. Чтобы такая компания смогла развивать свой бизнес в Узбекистане, нужно вести с ними переговоры, а перед этим — создать привлекательный инвестиционный климат. Но пока иностранных игроков в этой сфере на местном рынке попросту нет.

Если кино не будет финансово прибыльным, то и стремиться снимать качественное кино никто не будет. Может ли снятый в Узбекистане фильм собрать хорошую кассу? Есть ли рейтинги и статистика?

Раньше наши фильмы собирали неплохую кассу, причем независимо от их качества. Например, я помню как 10 лет назад кассовые сборы фильма «Фарёд», снятого режиссером Саидом Мухтором, составили около 500 000 долларов США — по неофициальной информации. Но в то время люди чаще ходили в кино.

Сейчас же у людей есть другая, очень пагубная для всего кинематографа привычка — после выхода нового фильма на экраны они не идут в кино, а ждут, когда выйдет пиратский диск. Корень этого — в неуважении кинематографа и искусства в целом. Ведь…

…зритель, который уважает себя и уважает кино, не будет смотреть пиратскую копию. Он пойдет в кинотеатр, заплатит деньги за билет и посмотрит фильм на большом экране.

Это обычная логика. Когда зритель уважает и любит кино, он готов вкладывать деньги в его развитие. К примеру, когда вышел фильм «Барон», первые три дня проката люди шли в кинотеатры, все было хорошо, у фильма была отличная касса. А потом на рынке появилась пиратская копия — и люди моментально перестали ходить в кино. В итоге фильм не добился ожидаемых кассовых сборов и в результате именно это и помешало съемкам продолжения. Все это вообще очень плохо, особенно для режиссеров и продюсеров.

Во всех странах с развитым кинематографом есть различные журналы и сайты, из которых можно узнать, какие новые фильмы вышли в прокат и где их можно увидеть, какие у них кассовые сборы, прочитать рецензии от зрителей и кинокритиков. А что у нас? Какую кассу собирают голливудские фильмы в Узбекистане?

В нашей стране вся информация, касающаяся кассовых сборов, доходов, гонораров и вообще денег — это тайна. Мне трудно объяснить, почему все так происходит, но можно предположить, что это связано с нежеланием платить налоги.

Что касается голливудских фильмов, то ситуация такова, что фильмы для всей страны выбирает один человек — частный предприниматель. У него есть контракт с российскими дистрибьюторами и он привозит сюда определенные фильмы, исходя из своего вкуса. Поэтому в основном у нас в прокате идут только громкие премьеры; ведь этот человек понимает, что если он привезет новый фильм про «Мстителей», то на его просмотр придет достаточно большое количество людей.

А если он привезет фильм Джима Джармуша или Братьев Коэн, то зрители возможно и вовсе на такое не придут. А что ему важно как бизнесмену? Отдача от вложений. В итоге на кинорынке мы видим только развлекательные фильмы. Бизнес и ничего личного, как говорится. А вот сколько денег этот предприниматель зарабатывает на этих фильмах, никто не знает.

Без информации о кассовых сборах и бюджетах кинокартин нет реальных рейтингов режиссеров и актеров. Мешает ли это вам?

Конечно, это очень тормозит развитие кино. Нашим режиссерам постоянно приходится работать по нерыночным механизмам. Вообще кино — это не только искусство, но и производство, бизнес; без четкой и достоверной информации кинорынок просто не растет. Во всем мире есть множество журналов с еженедельными отчетами о кассовых сборах; у нас же никогда ничего об этом не пишут.

Кто является основным заказчиком фильмов в Узбекистане?

Со стороны государства — это Узбеккино, так как государство выделяет деньги на кинематограф и эти средства попадают именно в распоряжение Узбеккино. А Узбеккино распределяет деньги на разные проекты.

В этой системе финансирования многое осталось от советского периода. Но то что деньги вообще выделяют на эту сферу искусства — это очень хорошо. Без поддержки государства киноискусство в Узбекистане уже давно бы полностью умерло. А так хотя бы снимается 8-10 фильмов в год, которые заказываются государством.

Кроме государственного Узбеккино на рынке существует много мелких частных студий, которые в совокупности снимают и выпускают около 50 фильмов в год. Можно сказать, что раз в неделю бывает хотя бы одна премьера. Еще часто бывает так, что молодые ребята делают фильм, но у них нет возможности выпустить его в прокат в кинотеатрах. Поэтому они продают фильм продюсеру и в результате фильм выходит в прокат от имени студии, которая фактически вообще не имеет отношения к этому фильму, поскольку она даже не была задействована в съемках.

Как защитить кинематограф от пиратства?

Системная ошибка заключается в том, что авторские права производителей фильмов не защищены. Мы не имеем права бороться с пиратством своими силами. У нас нет рычагов против тех, кто нарушает наши авторские права.

Но есть и другой фактор, который я бы назвал ужасом узбекского кино. Последние лет пять на нашем кинорынке стало нормой, когда продюсеры продают каким-то неизвестным людям роли в фильмах за деньги. Например, можно прийти и купить главную роль за несколько тысяч долларов. Потом еще кто-то выкупает второстепенные роли — и в итоге режиссеру и продюсеру становится безразлично, какое у фильма будет качество и заработает ли этот фильм в прокате хоть что-нибудь. Главное, чтобы премьера состоялась. Чтобы заплативший за свою роль человек прошелся по красной дорожке и засветился на афишах.

Это привело к тому, что практически все фильмы частных студий — очень низкого качества. В финансируемой государством картине так не сделать и даже если кто-то все же попытается продать роль, такому человеку будет закрыт путь в Узбеккино.

Я считаю, что продавать роли — это позор, хотя у нас сейчас это очень распространено.

В основном продают детские роли; еще во многих фильмах можно увидеть лишних персонажей, которые абсолютно не нужны по сюжету, но их надо показать.

Кто владеет всеми правами на снятый фильм, если заказчиком является Узбеккино?

Когда фильм снят на деньги Узбеккино, именно эта компания и владеет всеми правами. И, например, в случае с интересом со стороны телеканалов может дать разрешение на трансляцию по национальному телевидению.

Но у государственных проектов есть слабое место — у них нет продюсера и нет рекламы.

То есть в итоге никто не заинтересован в кассовом успехе. Государство не думает о возврате денег. Государству важно лишь то, чтобы кинематограф не умер — поэтому оно и поддерживает искусство.

Куда идут деньги от кассовых сборов государственных картин?

Таких картин почти нет. Но на самом деле это большой вопрос, решение которого способно дать возможность удвоить или даже утроить количество финансируемых государством картин. И хотя сфера кинематографа — это большой бизнес, у нас все в руках государства и налицо конфликт интересов.

Получается, что не умеющие делать бизнес чиновники мешают развитию кинематографа тем, что полностью игнорируют бизнес-составляющую этой индустрии? Специально не ставят перед собой задач по кассовым сборам, делают вид, что не замечают пиратский беспредел?

Это очевидно; но пусть это останется на их совести.


В Узбекистане можно обучиться профессии кинопродюсера?

Нет, у нас нет такого направления в Институте искусств; некому преподавать. Может быть со временем государство поймет, что нужно развивать киноиндустрию, основу которой будут составлять не госзаказы, а спрос зрителей и продюсерские компании.

Какие узбекские фильмы, на ваш взгляд, стоит посмотреть?

Я люблю фильмы Эльера Ишмухамедова — «Нежность», «Влюбленные». Очень хорошие фильмы у Шухрата Аббасова — «Маленький человек на большой войне». У узбекского кино довольно длинная история. Но из современников нашего киноискусства мне нравится творчество Зульфикара Мусакова — «Абдуллажон», «Мальчики в небе», «Свинец». Отличные фильмы у Аюба Шахобиддинова — «Небеса — моя обитель».

А вот из частного производства я не знаю, что можно посоветовать посмотреть. На «Максад» я сходил, но рекомендовать не могу.

Какой жанр кино наиболее неразвит в Узбекистане? Государство заказывает кино в разных жанрах?

Раньше государство заказывало все фильмы только в жанре соцреализма. Неважно, были ли это комедии, драмы или военное кино — все было снято в одном жанре социалистического реализма. И в результате реализм в советском кино достиг небывалых высот. Но обратной стороной этой ограниченности стало то, что при этом плохо развивались другие жанры. Например, почти не было фантастики, не было ужасов, триллеров и фильмов-катастроф. В итоге у нас теперь просто нет умения снимать такие фильмы; даже сейчас в нашей стране нет, к примеру, фильмов ужасов, фильмов про космос. Ну и триллеров с детективами тоже мало.

Самое успешный в мире жанр — это комиксы. А у нас снимают комиксы?

В Узбекистане комиксов вообще нет, хотя именно к комиксам у зрителей имеется огромный интерес.

Продолжите фразу: «Киноиндустрия в Узбекистане …»

Киноиндустрия в Узбекистане находится в состоянии застоя.

Статья подготовлена: Саид Туляганов
Фото:
Стилист:
Использованы: фотографии из личного архива героя
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии