Дважды футболист года в Азии, чемпион Узбекистана, Южной Кореи и Саудовской Аравии Сервер Джепаров рассказал в интервью для The Mag о семье, жизни в религиозных странах, возрасте, будущем и немного — о футболе.


Сервер Джепаров родился 3 октября 1982 года в Ташкентской области в городе Чирчик. С 2019 года — игрок бекабадского клуба «Металлург». Выступал за национальную сборную Узбекистана в 2002-2017 годах. Женат, имеет сына по имени Рауль и двух дочерей — Веронику и Миа.

 

Клубная карьера:

  • 2000-2001 — «Навбахор»
  • 2002-2007 — «Пахтакор»
  • 2008-2011 — «Бунедкор»
  • 2010-2011 — «Сеул» (Южная Корея) — был отдан в аренду
  • 2011-2013 — «Аль-Шабаб» (Саудовская Аравия)
  • 2013-2014 — «Сеннам» (Южная Корея)
  • 2015 — «Ульсан Хендэ» (Южная Корея)
  • 2016 — «Локомотив» (Ташкент)
  • 2017-2018 — «Эстеглал» (Иран)
  • 2017 — «Сепахан» (Иран) — был отдан в аренду
  • 2018 — «Жетысу» (Казахстан)
  • 2019-н.в. — «Металлург» (Бекабад)

Достижения:

  • 9-кратный чемпион Узбекистана
  • 8-кратный обладатель Кубка Узбекистана
  • Чемпион Южной Кореи
  • Обладатель Кубка корейской лиги
  • Личные достижения:
  • Двукратный футболист года в Азии (2008, 2011)
  • Двукратный футболист года в Узбекистане (2008, 2010)
  • Лучший бомбардир чемпионата Узбекистана (2008)

Сервер Джепаров

дважды футболист года в Азии, чемпион Узбекистана, Южной Кореи и Саудовской Аравии, игрок бекабадского клуба «Металлург»

Немного о футболе

Вы один из немногих футболистов, которые выступали за три нынешних гранда узбекского футбола («Пахтакор», «Бунедкор», «Локомотив»). Какие особенности вы можете выделить в каждом клубе?

В первую очередь, хочется выделить, что у всех этих клубов всегда была цель стать чемпионом страны, а также достойно выступить в Лиге чемпионов АФК. В каждом из этих клубов создавались очень хорошие условия. Особенно хочу выделить «Бунедкор». В этом клубе футболисты думали только о футболе и, следовательно, делали свое дело хорошо, не отвлекаясь от основной своей работы. Во многих клубах футболисту приходится думать и об околофутбольных вопросах, что отвлекает от самой игры. В этом заключается и профессионализм клуба.

Вы дважды признавались лучшим футболистом Азии. Однажды — за успехи в составе «Бунедкора». Можете назвать это время пиком вашей карьеры?

Во всех моих достижениях я вижу труд моих родителей, первых и последующих тренеров. Каждый из них внес свой вклад в мое развитие как футболиста и личности, за что я им благодарен. Пик моей карьеры начался в 2008 году в «Бунедкоре» и продолжался до 2011 года. Всегда буду помнить слова моего тренера Амета Абдуллаевича: «То, что ты стал лучшим игроком Азии, не означает, что ты останешься лучшим и дальше. Нужно больше и усерднее работать. Чем выше ты поднимаешься, тем больше тебе нужно работать и доказывать, что тебя признали лучшим не зря». Его слова всегда звучат в моей голове. Я старался следовать его словам, и это привело меня ко второй награде лучшего футболиста Азии в 2011 году.

За сборную вы выступали в течение 15 лет, из которых 12 лет были капитаном, что является пока рекордным показателем.

В 2002 году я пришел в сборную. В 2005 стал капитаном. Для меня это было большой честью.

С капитанской повязкой приходит и большая ответственность за команду как на поле, так и за его пределами.

Тем не менее, я не считаю капитанство чем-то особенным для себя. Командная сплоченная игра — вот что по-настоящему важно.

В октябре этого года вам исполнится 37 лет. Вы играете как атакующий полузащитник, бегаете немало и на поле от вас зависит многое. Скажите, сложно ли поддерживать хорошую физическую форму в течение стольких лет?

В первую очередь, надо серьезно относиться к своему здоровью. Профессиональному спортсмену необходимо соблюдать режим сна и правильно питаться. И, конечно же, самоотдача на тренировках и играх. Например, в Корее на одно место претендуют 5-6 хороших футболистов. Конкуренция очень большая. Если ты недостаточно готов к тренировкам и играм, то на это место быстро найдут другого достойного футболиста. Особенно это касается легионеров: от нас требовалось в два раза больше, чем от местных футболистов.

Если ты соблюдаешь все эти правила, то и в 37 лет ты можешь заниматься профессиональным спортом.

Семья была всегда со мной

Вы играли в пяти разных чемпионатах. Как ваша семья реагировала на переезды?

В 2010 году я начал выступать за южнокорейский клуб «Сеул». Моя жена Мария была беременна нашим вторым ребенком — Вероникой. Супруга родила дочь в Ташкенте и через 20 дней переехала ко мне в Сеул. Долгого расставания между нами не было. Семья была всегда со мной. Большую часть своей карьеры за границей я провел в Южной Корее. И из всех стран, где мы жили, могу отметить, что Корея понравилась нам больше всех остальных.

Что было самым сложным?

Поначалу утомлял сам переезд. Но мы так часто меняли место жительства, что Мария уже не могла больше полгода сидеть на одном месте, и предлагала куда-нибудь съездить. У нее за все эти годы выработался иммунитет к переездам.

Что насчет детей? Как им давалась перемена мест?

Были времена, когда Рауль со слезами уходил в детский сад в Корее. Мы его отдали в садик рядом с нашим домом. Для ребенка это было большим стрессом. Там все говорили на корейском и английском языках. Он не знал ни одного языка, кроме русского. Походил он туда дней 10, а потом мы решили отдать его в русский садик, который находился в часе езды от нашего дома. Супруге пришлось возить Рауля каждый день через все эти бесконечные корейские пробки с двухмесячной Вероникой на руках.

В Саудовской Аравии Рауль учился в международной школе. Он отучился там год. К этому времени он подучил английский язык: играл во дворе с детьми и общался с ними на английском языке.

Расскажите о Саудовской Аравии и Иране. Сложно ли было жить в стране, где люди живут строго по законам религии?

Да, в Саудовской Аравии женщинам тогда нельзя было даже садиться за руль или выходить на улицу одной. В этом плане моей супруге было очень сложно. Она всегда говорила, что в Корее лучше, там свобода есть буквально во всем. Мария постоянно хотела вернуться в Корею. Правда, через некоторое время мы туда и вернулись.

В 2016 году я перешел в ташкентский «Локомотив», а детей устроил в школу и садик. Поэтому я не забрал их в Иран в 2017 году, когда подписал полуторагодичный контракт с клубом «Эстеглал». Мы решили, что моя семья будет приезжать ко мне на каникулах.

Первым вашим иностранным клубом стал футбольный клуб «Сеул» (Южная Корея). Вы туда перешли в 2010 году. В чемпионат Узбекистана вернулись спустя 9 лет, не считая год в ташкентском «Локомотиве» в 2016. Что вы сейчас чувствуете?

Я рядом с семьей. Мы дома. Дети счастливы. Так счастливы мы были только в Корее. Дети даже корейский немного выучили тогда. Правда, уже успели позабыть.

Ташкент быстро развивается. Открыли очень много развлекательных центров, делается все для удобства людей. Например, мы с супругой ходили в ТРЦ Samarqand Darvoza и ловили себя на мысли, будто и не уезжали из Кореи.

Как вы познакомились с супругой?

Она, как и я, тоже из Чирчика. Мой друг, тоже футболист, был женат на ее сестре. Познакомились мы с Марией на каком-то мероприятии в 2002 году. Затем мы часто пересекались в разных местах, все так завертелось. Встречались, были знакомы семьями, проводили время с родителями. Поженились в 2005 году. Ей тогда было 19, а мне — 23. Поначалу ее родители были против, так как она еще училась в институте.

Занимаются ли ваши дети спортом?

Рауль с 2007 года играет в футбол в академии «Бунедкор». Он постоянно ездит на турниры, ни минуты не может без футбола: с тренировки приходит, включает приставку, смотрит футбол по телевизору. Вероника раньше ходила на художественную гимнастику. Но мы ее оттуда забрали, так как она жаловалась на сложности этого вида спорта. Сейчас занимается большим теннисом. Как говорит ее тренер, у нее в этом виде спорта большое будущее. Что сказать, мы надеемся, что все так и будет. А Миа ходит на танцы.

Рауля назвали в честь форварда мадридского «Реала» Рауля Гонсалеса?

Нет (смеется). Я просто искал имя, которое было бы татарским, в то же время и европейским. Остановились на имени Рауль. Это никак не связано с Раулем Гонсалесом, так как моим кумиром всегда был Алессандро Дель Пьеро, итальянский полузащитник.


Немного о планах

Вы являетесь самым титулованным футболистом Узбекистана. У вас есть место в доме, где вы храните трофеи?

Пока что они стоят на серванте в бильярдной дома, где также есть фотографии, бутсы, футболки. Есть планы построить специальную футбольную комнату, когда уже завершу карьеру игрока.

Вы уже не поедете играть за границу?

У меня с «Металлургом» контракт на год. В 2016 году, когда я вернулся в «Локомотив», говорил жене: «Все, останемся тут, никуда больше не переедем». А через год я подписал контракт с иранской командой (смеется). Не хочу загадывать наперед. В конце этого года узнаем.

Чем собираетесь заниматься после завершения карьеры футболиста?

Многие мои друзья детства, молодые футболисты транжирили заработанные деньги на пустяки, не думали о своем будущем. Они заканчивали рано и плохо. Я их видел, и мне совсем не хотелось быть похожим на них.

Мой отец учил меня, что деньги нужно вкладывать в недвижимость и стабильный бизнес.

У меня большая семья, трое детей. Ради будущего своих детей я инвестировал деньги в бизнес: стал соучредителем медицинского центра в Ташкенте.

Карьера футболиста очень короткая. У меня есть тренерская лицензия B. Тренировать команду — это очень тяжелый труд. Но я с оптимизмом смотрю в будущее, и, возможно, когда-нибудь стану тренером.

Какие планы на ближайший год?

Завоевать призовое место с «Металлургом». Команда обновлена полностью. Есть как молодые игроки, так и опытные футболисты. Пока что в планах нет куда-то уезжать, тем более, наши дети счастливы в Ташкенте.

 

 

Статья подготовлена: Нигора Абидова
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии