Спартак Тетрашвили — председатель правления TBC Bank Uzbekistan, вступивший в должность в декабре прошлого года. В Узбекистане у Тетрашвили нетривиальная и амбициозная задача: наладить работу открытого несколько месяцев назад TBC Bank Uzbekistan, первого полностью цифрового банка в Узбекистане, в котором нет ни одного процесса, за которым стоит человек, а все услуги можно получить через приложение — так же, как в платежных системах.

Мы поговорили с Тетрашвили о преимуществах онлайн-банкинга, реформах в банковской системе Узбекистана и о том, какое место на узбекистанском финансовом рынке хочет занять TBC Bank Uzbekistan.

Для начала, можете, пожалуйста, сказать пару слов о себе как человеке и руководителе?

Я любопытный человек. Мне всегда было интересно узнавать людей, разные народы, культуры и страны. Для меня очень важно общение как в жизни, так и в работе. На работе я стремлюсь быть хорошим слушателем и мудрым советчиком. Необходимо всегда находить понимание в коллективе.

Ваше отношение к работе. Важен ли результат?

Не люблю свободное время на работе. Выполненное задание не является показателем успеха. Сделал дело — найди другое дело, вот девиз моей работы и продуктивности.

О TBC. Расскажите, почему банк выбрал полем расширения своей деятельности именно Узбекистан?

Узбекистан — очень интересная страна, у вас большой рынок, население и потенциал. Страна недавно открылась новшествам, это практически чистый лист для услуг, которые мы предлагаем. К тому же государство очень сильно помогает всем инновациям, которые наблюдаются повсюду. Например: я работал в разных странах и могу заверить, что многие изменения, которые происходили там в течение нескольких лет, в Узбекистане произошли всего за последние пять месяцев.

Перемены необходимы для того, чтобы развиваться и соответствовать требованиям современности.

У вас передовой подход в государственном секторе.

Интересно… А как оцениваете нашу законодательную базу?

Я хочу отметить позитивную динамику. В зависимости от своего уровня, рынок может быть более или менее либеральным. Да, в Грузии он либеральнее, чем у вас, — но мы уже 15 лет его реформируем. А вы за 4 года успели сделать гораздо больше, чем мы за свои первые 4 года. У вас просто потрясающий темп. Однозначно еще есть что менять во многих направлениях, но, главное, регулятор, а в нашем случае это Центральный банк, прислушивается к рынку и готов реформировать многие подходы. И когда мы начинаем работать над какими-то блоками, мы видим, что легко можем донести наши идеи до регулятора.

В данном случае мы — цифровой банк: как правило, в странах, где только внедряются цифровые сервисы, законодательная база еще не приспособлена к таким вещам. А регулятор финансового сектора всегда самый консервативный, и это нормально.

Несколько лет назад законодательство страны не было приспособлено к тому, что мы делаем. Но сейчас можно увидеть, что уже с прошлого года начались изменения в финансовых услугах — они стали работать на основе цифровых каналов. Вышел закон, согласно которому как физические, так и электронные договоры имеют равную силу. Это колоссальный шаг для цифрового бизнеса. Есть и другие моменты, под которые адаптируется законодательство. Как и все банки, мы тесно работаем с ЦБ. При возникновении каких-либо тормозящих факторов мы обращаемся к ним, они всегда готовы к диалогу и стараются оперативно решать все возникающие вопросы.

А как же клиенты? Насколько они открыты для нового, полностью цифрового банка?

Бывает, что приходится объяснять, чем мы занимаемся. В любой стране есть консервативный сегмент потребителей. Даже в США, где Силиконовая долина является локомотивом цифровых направлений мира, самые большие банки до сих пор являются классическими. Как и в Грузии, большие города у вас быстрее приспосабливаются к новшествам, а в регионах ситуация похуже. Но в любом случае люди открыты к инновациям. Буквально на днях к нам пришел человек с кнопочным телефоном, и он хотел стать нашим клиентом, хотя ему было за 60. Тем, кто постарше, труднее с гаджетами, но люди в возрасте от 20 до 50 — это наш целевой сегмент. Тем более, что у вас очень развиты электронные платежные системы. И то, что мы предлагаем, во многом им знакомо.

Хорошо. А как бы вы объяснили человеку, который довольно настороженно относится к любым банкам и предпочитает с ними не связываться, почему ему необходим TBC Bank?

Для тех, кто не любит банки, мы — идеальное решение. Никаких очередей или походов в офис — ваш банк всегда рядом. Нужен только смартфон, чтобы получить кредит, открыть депозит, начислить зарплату. Все легко, удобно и выгодно. И это не просто слова.

Смотрите: наши депозиты — самые выгодные в стране. Вы можете перекидывать ваши деньги сколько угодно, хоть несколько раз в день, и всегда получать свои 17% годовых. У нас нет ограничений. Даже если вы возьмете деньги через день, вы получите свои проценты за этот период. Есть и капитализация процентов, и получается, что за год вы получаете уже 18.4%. Это как расчетный счет, но с процентами. Для нас главное — удобство.

Мы смотрим на банк глазами клиента.

Большая ошибка классических банков — навязывание своих решений. Мы, наоборот, делаем все, чтобы понравиться клиентам, чтобы им было удобнее всего. Это наша культура. У нас больше половины сотрудников не работало в банке; нам не нужны те, кто мыслит шаблонно, не нужно классическое понимание банкинга. Главные качества наших сотрудников — культура, креативность и желание сделать идеальный банк для клиентов.

А насколько такой цифровой банк безопасен и надежен? По сравнению с классическими…

Юридически бумажные и электронные носители сейчас абсолютно равны. Цифровой банк — жизнь без всяких бумажек. Да, нам может нравиться читать бумажный договор. Но, с другой стороны, электронные документы удобнее. Вещи меняются. Откуда у пользователей уверенность, что деньги из цифровых платежных систем, которые очень популярны в стране, никуда не исчезнут? Потому что клиенты уже привыкли к этим приложениям и больше не боятся. Так же будет и с банками. Нечего опасаться.
Тем более, у нас большой собственный капитал, и все вклады застрахованы фондом гарантирования вкладов граждан Республики Узбекистан.

Насколько удобно вам, как банку коммерческому и не государственному, работать на рынке, где большинство банков имеет гос. долю?

В этом есть как плюсы, так и минусы. У каждого государственного банка есть своя доля, своя область, и они не конкурируют.

Нет конкуренции — нет развития.

Почему это плюс для нас? Это значит, что большинство банков не будет усиленно переходить в отрасли, которые их не касаются. Агробанки — в агросфере, промышленные — в промышленной.

Минусы тоже есть: наверное, у этих банков все же есть больше рычагов в разговоре с госорганами. Я уже говорил, что мы чувствуем огромную поддержку регулятора. Но все же, если и у коммерческого банка, и у банка с гос. долей будет одна классная идея, то государственному банку будет легче получить поддержку от разных госструктур. И даже учитывая этот фактор, у нас есть преимущество — наш дух и культура.

Вопрос, который не обойти: каковы основные итоги пандемии в Узбекистане, на новом для вас рынке?

Здесь ответ нестандартный. Да, основные секторы бизнеса сильно пострадали. Но именно цифровые услуги, наоборот, развились. Человек стал гораздо более «цифровым» в прошлом году.  Выросли сервисы доставки еды, вырос тот же ZOOM. Поэтому пандемия — не такое уж плохое время для нас. В плане выхода на рынок, поиска клиентов и разработки продуктов пандемия не нанесла большого вреда. Но, с другой стороны, мы тоже пострадали, потому что у населения уменьшились доходы и соответственно уменьшилось потребление банковских продуктов.

В апреле позапрошлого года банк купил контрольный пакет акций платежного сервиса PayMe. Довольны ли вы своим первым вложением на узбекской земле?

Однозначно. Ведь речь шла не о покупке компании с большой историей и при-
былью. Была цель найти именно стратегического партнера — чей бизнес похож на наш. И РауМе именно такая компания, только они занимаются транзакционным бизнесом, а мы — всем банкингом. У них уже более 3 миллионов клиентов, и мы многое узнаем о рынке благодаря их опыту. И поскольку мы «под одной крышей», на пользователей PayMe мы смотрим как на наших потенциальных клиентов. Это уже симбиоз. Конечно же, это и поле для исследования, и огромная база данных. Просто взять ее и перелить в банк мы не можем, но их опыт и практика для нас очень важны.

Вы позиционируете себя как первый цифровой банк в Узбекистане. Какие новые цифровые решения в оказании банковских услуг вы собираетесь предложить или уже предложили нашей стране?

Мы предлагаем только простые и базовые банковские продукты.

Это денежные переводы, оплата счетов, дебетовые карты, депозиты и кредиты. Продукты не новые, но опыт, который мы предлагаем по направлениям депозита и кредита, совершенно иной. Чрезвычайно быстрый, мгновенный. Мы работаем над тем, чтобы выдавать кредит за полторы минуты, в Грузии делаем это уже именно так. А в любом другом банке сколько это займет времени? Поэтому мы принесли новый опыт получения финансового продукта. Без всякой помощи, онлайн, вы можете взять то, что вам необходимо. Продукты TBC Bank — опыт общения с банком один на один.

А какие цели на ближайшие годы ставит перед собой TBC в Узбекистане?

У нас есть свои амбиции. Одна из важных — быть первым цифровым банком в представлении каждого узбекистанца. Но мы не хотим быть первыми среди всех банков. Нет, именно в своем цифровом секторе. Следующая — быть лидером по качеству обслуживания через цифровые каналы. Тут мы сравниваем себя не только с банками, но и со всеми цифровыми игроками. Мы хотим получить где-то 5-7% процентов активных пользователей банков и цифровых каналов в течение трех-пяти лет.

А вот такой момент. Все же вы как цифровой банк особенно зависимы от ваших партнеров. Насколько вашим планам и, в принципе, качеству сервиса могут помешать недочеты у ваших партнеров?

Могут, и даже очень. Для предоставления качественных цифровых услуг очень важна цифровая инфраструктура в стране. Все игроки этой инфраструктуры по сути являются нашими партнерами, и их постоянное развитие и безупречная работа для нас важны, поскольку мы от них сильно зависим. Как я уже отметил, цифровой рынок довольно быстро развивается, и мы не видим каких-то непреодолимых препятствий для нашей успешной работы в Узбекистане.

Наконец, каким вы видите TBC Bank в Узбекистане через несколько лет?

Лучшим банком в цифровом сегменте для каждого активного пользователя таких услуг. 

Статья подготовлена: Филипп Гаджили
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии