Как в одной семье ужиться двум талантливым хореографам и режиссерам-постановщикам? Что уравновешивает отношения между матерью и дочерью? Как научиться переживать долгие расставания? Обо всем этом The Mag рассказали Татьяна Круглова и Наталья Захальская.


Наталья Захальская

Хватало ли вам в детстве материнского внимания?

В детстве мне казалось, что его совсем не было. Мама всегда много работала. Порой во мне просыпалась ревность ко всем ее ученикам, ведь они видели ее чаще, чем я.

Все время я проводила у бабушки или с тетей, которая занималась моим образованием. С годами мы остались с мамой одни. Я взрослела, начались проблемы. У нас с мамой всегда были высокие требования друг к другу. Постепенно мы научились вести диалог, анализировать возникающие проблемы и жить дальше. Мама дала мне возможность быть самостоятельной, нести ответственность за свои поступки и решения. Она всегда доверяла мне и украдкой следила за моим становлением. Это был ее метод воспитания и, на мой взгляд, он был идеален. Хотя тогда мне казалось, что я была обделена ее вниманием. Дурочка.

А сегодня вы часто видитесь с мамой?

Мы до сих пор живем вместе, уж слишком привязаны друг к другу. Но при этом наше общение должно быть дозированным. Идеальное время – это утро. Правда, у нас оно начинается в обед, так как мы обе закоренелые совы. Обычно за чашкой свежезаваренного кофе мы обсуждаем различные темы, делимся новостями, строим планы на будущее.

Мама для меня друг, учитель и главная опора в жизни

Самое яркое воспоминание из детства?

Моя мама пережила самые «страшные» метаморфозы, которые происходили со мной. Когда мне исполнилось 11 лет, мы переехали в Европу. Там я впервые увидела обувь на высоченной платформе, как у солисток Spice Girls, разноцветные волосы, пирсинг и прочее. Это был 1999 год – великая эпоха Backstreet Boys и Бритни Спирс. Мы жили у тети в Тоскане. Помню, как я отправилась прогуляться по набережной, а вернулась с розовой челкой, пирсингом в губе и кучей фенечек на руках. Мама была в шоке, но понимала, что процесс запущен, и меня не остановить. После был пирсинг в пупке, самодельные татуировки, разноцветные волосы.

Я испробовала все: от африканских кос до малинового каре с челкой, как у артисток мюзикла «Чикаго».

Носила гриндерсы с юбкой и галстуком. Чего только не было! На все мама реагировала одинаково – молчанием. Она понимала, что мне нужно перепробовать все возможное, чтобы больше не возвращаться к этому. И оказалась права. Сейчас я вряд ли проколола бы себе бровь и постриглась налысо.

Чем бы вам хотелось быть похожей на маму, а чем – нет?

Мама – очень сильный и волевой человек, живущий по своим принципам. Она справедлива и честна, трудолюбива и полна энергии. Я тоже такая. Но я прекрасно понимаю, что женщина должна уметь проявлять свою слабость. Женщина должна быть женщиной. Поэтому, в отличие от мамы, я, наверное, никогда бы не пожертвовала личным счастьем ради профессии. Пока, к сожалению, все именно так и получается, но я стараюсь исправить свою жизненную ситуацию, зная о том, что, став счастливой, я смогу подарить больше счастья своим близким, в особенности маме. Моя мама в свое время многим пожертвовала ради профессии и ради меня. Хорошо это или плохо, сказать невозможно. Однако я точно знаю, что у меня будет по-другому!

Как отреагировала мама на выбор карьеры?

Мама никогда не хотела, чтобы я занималась танцами

Я танцевала с раннего детства. При этом мама никогда не хотела, чтобы танцы стали моей профессией. Она подарила мне мир искусства для духовного, эстетического и физического развития. Но я всегда говорю одну фразу: «Моя мама хореограф, папа – музыкант, я не могла быть врачом, хотя очень хотелось». Все сложилось, как сложилось.

Почему вы выбрали именно профессию хореографа?

Хореография – это не единственное мое дело. В последнее время я больше работаю в качестве организатора, режиссера и постановщика. Я, как и моя мама, воспринимаю мир через образы, из них складываются картинки, которые хочется воплотить в жизнь. Тело позволяет перевести это в физику. Дальше по цепочке складывается целая мозаика из движений, наполненных неким смыслом.

Сложно ли ставить шоу-программы для звезд?

Сложно. Если бы для меня была важна исключительно коммерческая сторона, было бы намного проще. Но я должна получить моральное удовлетворение от проделанной работы, поэтому это очень трудоемкий и энергетически сложный процесс. Мне нужно понять артиста, прочувствовать его песни. И на что меня это все вдохновит, то и будет в конечном итоге. Однако мои идеи и фантазии не всегда являются тем, что хотел бы видеть артист на своем концерте. Поэтому приходится искать компромиссы и приходить к общему решению. Процесс создания и подготовки любого концерта безумно интересный, но настолько же он и сложный.

Над чем вы трудитесь сейчас?

Сейчас я сотрудничаю с одной китайской компанией, которая уже много лет работает на рынке дополнительного образования. Их новый проект – это школа балета для детей. Собрав весь свой опыт и опыт мамы, универсального и опытного педагога, я пишу авторскую методику преподавания классического танца для обывателей. Моя задача заключается в создании универсальной программы для обучения детей разных возрастных групп и с разными физическими возможностями.

Какие советы от мамы помогают вам в работе?

Мама умеет, что называется, «спустить с небес на землю». Меня часто заносит в фантазиях и идеях. Она напоминает мне, что нужно все делать без фанатизма. Обуздать меня может только она, и я ей за это благодарна. Что касается советов по работе, то я люблю показывать ей готовые проекты или постановки, а потом обязательно жду критики.

Обожаю момент, когда она говорит: «Круто! Все очень круто! Но…»

Татьяна Круглова

Татьяна, согласны ли вы с выражением, что самая сложная профессия – быть мамой?

Быть мамой вообще несложно, ведь не только она воспитывает ребенка. В этом деле участвует целая армия самых разных учителей. Думаю, что сложнее ребенку. Опираясь на свое собственное развитие, я могу сказать словами Пушкина, что опыт – сын ошибок трудных. В голове ребенка, как маятник, постоянно раскачивается закон относительности. Мама же просто ставит «точку» в некоторых вопросах, прекращая все эти мучительные колебания, сомнения и переживания. При этом именно на маме лежит огромная ответственность за правильно поставленную «точку»! Здесь она должна пересмотреть все нюансы, обстоятельства, чтобы в будущем «точка» была правдой, основанной на высокой морали, уважении, справедливости и человеколюбии.

Есть ли у вас какие-то секреты воспитания?

Сложно ответить на этот вопрос, ведь я была молодой девушкой, когда стала мамой девочки с острым умом. Еще почти не умея говорить, Наташа не умолкала ни на минуту, выливая потоки выдуманных ею предложений, окрашенных самыми разными эмоциями. Это приводило нас в такой восторг, мы смеялись до слез! Замолкала она только когда спала. Вот тогда мы с мужем поняли, что нужно вооружиться терпением и стать просто собеседниками. Эмоциональная Наташа делала мою жизнь веселой, наполненной и беззаботной.

Вряд ли я обладаю секретами воспитания дочери. Моя абсолютная любовь к ней позволяла ей заниматься всем, чем она хотела:…

…петь, танцевать, играть в теннис. Ограничений для нее не было.

Если у вас возникают недопонимания, кто первым идет «на мировую»?

Недопонимание – это мягко сказано! Можно недопонять и переспросить, а у нас все было сложнее. На фоне огромной любви существовали разные мнения, которые, минуя недопонимание, переходили в стадию «доказать любой ценой!». Так начиналось столкновение: споры, сравнения, анализы. Два человека должны разговаривать. Это мое правило, значит и Наташино. И совсем неважно, кто первый отошел от спора, главное – результат, а время – лучший судья.

Как вы отреагировали на выбор профессии дочери?

Если честно, я сама ее и подтолкнула, но не сразу. После окончания школы было решено, что Наташа продолжит образование на английском языке. Она учила его с трех лет, мечтала поехать в Америку и встретиться с Майклом Джексоном. Наташа прошла вступительные экзамены в американский вуз в Алматы и получила приглашение! Но случайная беседа с профессором из Риги все изменила.

Мне пришлось благословить ее на поездку в Ригу несмотря на то, что на тот момент она выбрала специализацию, совсем непонятную для меня.

Мне всегда казалось, что она свяжет жизнь с журналистикой.

Как только Наташа улетела на учебу, я поняла, что не могу без нее. Спустя год, по моей настоятельной просьбе, она вернулась в Ташкент и поступила в институт хореографии. Вот так я перевернула ее жизнь. Каюсь. Виновата! Зато за режиссерский пульт Наташа села гораздо раньше, чем я. Меня никто не воспринимал как режиссера, только как хореографа-постановщика. Я оказалась в кресле режиссера в 50 лет, а Наташа – в 25.

Хотелось ли вам, чтобы ваша дочь выбрала другое занятие? Если да, то какое?

Несмотря на то, что я подтолкнула ее к хореографии, я отвечу: конечно, хотелось! Как-то раз она меня очень удивила и порадовала тем, что мечтает быть хирургом. Моему счастью не было предела. Я преклоняюсь перед этой профессией.

Работали ли вы в тандеме с дочерью?

В тандеме с дочерью я работала лишь однажды, сочиняя концертную программу для студии «Аладдин». Концерт должен был состояться в театре имени А. Навои. Я приняла решение помочь Рустаму (руководителю студии) и моим любимым деткам. На тот момент почти все вокалисты «Аладдина» занимались со мной хореографией. Великолепные маленькие артисты пели и танцевали так здорово, что я обратилась к Наташе и Саше Златину, чтобы они поддержали и провели этот концерт. Получился потрясающий дуэт.

Вам сложно было совмещать насыщенную карьеру и материнство?

Сложно было, пока Наташа была маленькой. В 90-е многие танцоры были вынуждены заключать контракты и выезжать в Европу на заработки. Я тоже решилась на этот шаг и, скажу откровенно, ни разу не пожалела. У меня были хорошие контракты. У нас появилась возможность побывать во многих европейских государствах, общаться с самыми разными людьми, учить языки, познавать культуру и менталитет.

Наташе на тот момент было всего три года. Одновременно с огромными впечатлениями от путешествия я очень страдала от расставания с дочкой, закидывая ее подарками.  И когда она без меня пошла в первый класс, я сказала себе: «Стоп!». Мои родители и младшая сестра Ольга всегда помогали в воспитании Наташи. Только им я могла доверить свое сокровище. Мы очень часто вспоминаем с Наташей то время. Именно тогда я дала клятву, что никогда больше не расстанусь с ней.

А как сейчас вы переживаете расставания с дочерью?

Сейчас легче. Но пока она не долетит до пункта назначения, я не нахожу себе места. Не могу отвлечься. «Отпускает» после того, как получу от нее сообщение. Мы изначально знали, что расставаний будет немало. Поэтому Наташа купила мне собаку. Ее зовут Мона. Уже почти 4 года она – моя преданная спутница во всех делах, даже в хореографическом зале.

Правда, что вы специально уехали в Барселону, чтобы научиться танцевать фламенко?

Для меня эта поездка была мечтой, которая свершилась и отпечаталась в моей памяти навсегда, со всеми ее запахами, разговорами, едой, людьми, деревьями, дорогами. Я пропиталась Барселоной, она стала частью меня.

Фламенко – это тайна для меня. Я до сих пор не знаю, что это за танец.

Фламенко, став частью моей жизни, продолжает творить чудеса.

Моя Ольга, после поездки в Барселону, стала ездить из Италии туда на выходные. Со временем она вообще перебралась в Испанию и теперь живет в этой потрясающей стране.

Каково быть первой, кто открыл театр танца в стране?

Знаете, все это из детства. У меня с тем периодом связано столько воспоминаний и впечатлений, что я точно когда-нибудь напишу книгу. Представьте, в 10 лет я попала на сцену Кремлевского дворца съездов в Москве. Это был XVI Съезд профсоюзов. На концерте выступали различные ансамбли, открытие готовил сам Игорь Александрович Моисеев. Я – маленькая девочка из Ферганы – была поражена всем происходящим. Вокруг артисты из всех союзных республик, костюмы, музыка, театрализованные сюиты, собранные Моисеевым… Все это стало для меня стимулом расти, учиться, танцевать и нести искусство в массы. Было ощущение, что кроме танцев меня ничего не интересовало. С таким запалом я занялась и воплощением в жизнь своей многолетней мечты – открытием театра танца в Узбекистане. Сложностей было немало. Сколько труда, бессонных ночей и сил я вложила, известно лишь мне. Но результат окупил все, и это главное!

Трудно ли ставить концертные шоу для именитых узбекских поп-артистов?

Я люблю людей. Люблю талантливых и честных, умных и красивых, трудолюбивых и добрых, воспитанных и веселых. К счастью, все, с кем мне выпадает работать, именно такие. Поэтому сотрудничать с ними совершенно нетрудно.

Вы вырастили не одно поколение артистов. Можете ли вы назвать подопечных своими детьми?

Мои ученики – это не мои дети. Они – мои друзья. Мой взгляд на многие вещи менялся столько раз, сколько я узнавала людей. Я точно знаю, кому помогла, кого научила, отучила или перевоспитала. Помню и тех, кому дала пинок для решительности или чтобы не видеть больше. Танцоры знают и чувствуют, что есть дистанция. А если появляются те, кто не видит граней, я им их обозначаю. Все просто! Я не люблю усложнять.

Согласны ли вы с тем, что  авторитет родителей быстро уходит, если они не развиваются вместе с детьми?

Какой жесткий вопрос! Авторитет, как алмаз, многогранен. Если вы имеете в виду научно-технический прогресс – это одна маленькая грань. А, вообще, я не верю в потерю авторитета.

Можно ли научиться родительской мудрости?

Не можно, а нужно! Я уверена, родительская мудрость – это база, основанная на трех китах: принять, понять, приспособиться.

РОДИТЕЛЬСКАЯ МУДРОСТЬ — ЭТО ОСНОВА ОТНОШЕНИЙ С МОЕЙ ДОЧЕРЬЮ.

Многие уравнивают приспособление со смирением, но не я. Смирение для меня как рубашка, которая только физически ограничивает действия. А приспособление – это понятие психологическое, когда все укладывается по полкам, создавая определенный порядок. Здесь и покой, и распределение силы, энергии, движение вперед к познанию окружающего мира с его мелочами. Приспособление позволяет развивать уровень мышления.

Родительская мудрость – очень гибкая конструкция, требующая постоянного балансирования. Так устроен наш мир, вечно требующий движения.

Что бы вы порекомендовали мамам дочерей?

Чаще вспоминайте, какая вы дочь. Удивляться вам не придется!

 

Статья подготовлена: Наталья Цыкалова 
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии