На старте карьеры Виктор работал на позиции начинающего IT-специалиста в международном банке в Ташкенте, а сегодня является основателем и генеральным партнером венчурного фонда Fort Ross Ventures, осуществляющего свою деятельность в России, США и Израиле. За время своей корпоративной карьеры в стремлении беспрерывного роста и развития он с легкостью менял не только компании, но и страны. В интервью для The Mag Виктор Орловский рассказал о культурных аспектах адаптации, высоких технологиях, развитии рынка венчурных инвестиций и многом другом.


Ваша карьера началась в Ташкенте, а именно в IT-подразделениях банка ABN Amro, где вы занимались технологической трансформацией банка. Можно ли считать этот этап своего рода трамплином в вашей карьере?

Каждое событие в жизни человека — это и возможность, и угроза. С одной стороны, все зависит от вашего восприятия, а с другой — от того, как и какие вы принимаете решения в тот или иной момент. И только по прошествии времени вы сможете понять, было это решение верным или нет. За всю свою карьеру я принял немало неправильных решений, в том числе и рискованных.

Но таков закон: ты не можешь рисковать, если принимаешь только правильные решения.

Чем более долгосрочное и важное решение вы принимаете, чем более оно необъяснимое и интуитивное, тем больше апсайда оно может принести. Именно так я принял решение о поступлении на работу в ABN Amro, будучи студентом последнего курса Ташкентского электротехнического института. На тот момент на узбекистанский рынок входило огромное количество международных корпораций — от именитых FMCG-брендов до строительных и банковских сфер.

Во всех этих компаниях требовались хорошие специалисты с техническим образованием и знанием иностранного языка, а я таким и был. Мой выбор был неочевиден и необъясним логически — пошел в место, о котором не знал практически ничего. Я всегда был очень трудолюбивым и жаждущим новых знаний человеком. Буквально впитывал в себя новую информацию, посвящая все свое время работе и изучению новой для себя сферы. В результате очень полюбил свою работу и нашу интересную команду, в эпицентре которой оказался.

В самом начале она состояла из 5 человек (представьте себе: весь банк — только 5 человек), и всего за год команда выросла до 80. Это рост более чем в 10 раз! За время моей работы там я курировал все вопросы, касающиеся IT — от налаживания технической инфраструктуры до внедрения IT-платформ, разработки платежных систем и многого другого. Мне все было бесконечно интересно. Сейчас, оглядываясь назад, могу сказать, что это было верное решение, так как основную базу знаний в банкинге получил именно благодаря работе в ABN Amro.

Чем был обусловлен ваш переезд в Россию? Расскажите об этом периоде жизни.

О, это очень интересная история. До переезда в Россию был еще мой переезд в Голландию. Там я прожил более года и довольно быстро адаптировался, полюбил Амстердам и Европу в целом. Хотя было немного скучно, потому как работать больше 35 часов в неделю запрещали.

В Москву меня отправили в недолгую командировку на 5 дней… Затянулась она на 20 лет.

В мой первый приезд Москва произвела на меня ужаснейшее впечатление. Я ее невзлюбил. Это был будто совершенно другой мир, чуждая культура. Одна дорога из Шереметьево и ночь в гостинице «Россия» чего стоили… Но увидев новые возможности, решил перебраться сюда с семьей. Это был довольно сложный и тернистый путь, не все давалось легко. Не буду говорить о том, сколько квартир мы сменили за это время. Но сейчас это время вспоминается с любовью — молодость, все-таки (улыбается — прим. редакции).

Со временем я хорошо адаптировался к работе в Москве: ушел из ABN Amro в «Альфу» — в очень амбициозный проект внедрения передовой технологической платформы: мы тогда делали это впервые в России. Моя карьера в корпоративном бизнесе сложилась вполне успешно. За 17 лет у меня родились шестеро детей, я полюбил Москву, и мы жили прекрасной спокойной жизнью, пока в 2015 году не приняли решение о переезде в Калифорнию. Сейчас я часто бываю в Москве. Если сравнивать Москву 15-летней давности с нынешней, то это огромная разница. Могу с уверенностью заявить, что Москва — один из самых удобных для жизни и развитых городов мира.

В России вы достигли небывалых высот и успеха на своем поприще. Тем не менее, вы принимаете решение круто сменить траекторию и специфику карьеры. Переезжаете на другой край света, в США, снова меняя свою жизнь теперь уже на 180º. Не было страшно начинать все буквально с нуля?

Нет, было совершенно не страшно. По своей натуре я достаточно оппортунистичен, иду туда, где мне интересно, свободно. Меня никогда не удерживают никакие факторы прошлого. Всегда ощущаю свою внутреннюю свободу и легко, за один день, могу поменять все вокруг себя: работу, окружение, географию. Я действительно очень счастлив, что сохранил внутреннюю свободу до сегодняшнего дня.

Глубоко уверен в том, что все мои свершения еще впереди.

А успех я лично оцениваю по формуле: произведение амбициозности цели на интенсивность попыток штурма этой цели и фокуса. Успех — это не достижение, а процесс достижения: чем выше цель и интенсивней ваши действия, тем вы успешнее. Но не стану скрывать, что каждый переезд несет за собой своего рода культурную мясорубку: с одной стороны, ты должен сохранить свою индивидуальность, а с другой — приспособиться к новым условиям. Но адаптация в Калифорнии проходила гораздо быстрее и глаже, чем в Москве. Здесь совершенно другие люди, которые быстро принимают тебя в комьюнити, невзирая на твое происхождение и прочие факторы.

Наверное, я могу назвать Кремниевую долину своим самым любимым комфортным местом на земле.

И, несмотря на то, что оно гораздо менее комфортабельное, чем Москва, с точки зрения инфраструктуры — ресторанов, развлечений, искусства, логистики — тут живут люди, близкие мне по духу, заряженные схожими идеями, ценностями и менталитетом.

Расскажите, чем был обусловлен выбор именно сферы венчурных инвестиций?

Не могу сказать, что для меня это был какой-то особый выбор, к которому я шел осознанно, как, например, Илон Маск. В моем случае все сложилось эволюционно. Произошло это от моего желания строить собственный бизнес. Свою профессиональную карьеру начинал в крупных корпорациях — это ABN Amro, Alfa Group, крупнейшая американская технологическая корпорация IBM, «Сбер». Несмотря на то, что я построил множество онлайн-каналов, которые способствовали диджитализации процессов в «Альфе» и «Сбере», я понимал, что банки — это не совсем мое в плане бизнеса. Из меня бы не вышло успешного банкира. Меня увлекали и интересовали технологии, мир IT. Я всегда был апологетом технологий.

Уверен, что технологии являются очевидно единственным драйвером развития цивилизации и нас, как вида.

Когда-то в начале 2000-х прочитал книгу Дэвида Дойча «Начало бесконечности». Идеи, которые постулируются в книге, заключаются в непрерывности развития человечества и науки; в том, что технологии и наша цивилизация развиваются по экспоненте. Если теория не запрещает какой-либо технологии, то она обязательно будет изобретена людьми и адаптирована для массового использования. И мы видим, как это на самом деле происходит. Эта мысль движет мною по сей день.

Считаю, что наш долг — изучать фундаментальные законы вселенной, которые лежат в основе всех наук, начиная с физики и математики.

Эти знания приведут нас к созданию новых технологий, которые не только помогут упростить наши жизни, но и изменят нас как вид в целом. Именно поэтому, когда в 2015 году подошла к концу моя карьера в «Сбере», я задумался о технологиях в более общем ключе. О том, что может быть актуальным не в данный момент, а в разрезе временного промежутка в 5-15 лет. А в этом и заключается суть венчурного бизнеса.

Я бы мог запустить свой стартап, но не хотел уделять все свое время одному проекту. Запуск сразу нескольких стартапов был бы непродуктивен. Поэтому инвестиции стали самым оптимальным решением. Этим и решил заняться со своими партнерами, основав наш фонд Fort Ross Ventures.

Расскажите о специфике вашего венчурного фонда. В чем заключаются основные сложности?

Особенность венчурного бизнеса заключается в том, что мы не ищем лучшие компании для инвестирования, а строим лучшие компании совместно с ними же, посвящаем очень много времени помощи и строительству стартапов в их фундаментальном развитии. Поэтому, можно сказать, что мы не просто «золотоискатели», как многие считают, а скорее алхимики, которые создают это золото совместно с владельцами стартапов.

Венчурный бизнес — это очень налаженный механизм, фабрика, в которой органично сочетается работа с технологиями, людьми и будущим.

Это индустрия инвестиций в будущее, даже не в завтрашний, а в послезавтрашний день. Венчурный бизнес растет необыкновенно быстрыми темпами, с одной стороны, но с другой — это все еще относительно молодая и маленькая индустрия. Для сравнения: вся венчурная индустрия на данный момент составляет $500 млрд — при том, что глобальный фондовый рынок оценивается почти в $100 трлн. Несмотря на то, что венчурный капитал имел пятикратный рост за 10 лет, на фоне $100 трлн это очень маленькая, но агрессивная сумма, так как прорывные технологии проникают во все сферы. Это можно было наблюдать в период пандемии, когда все технологичные компании укрепили свои позиции — в отличие от традиционных бизнесов. Сейчас разработка и адаптация новых технологий сильно удешевились.

Очень быстро и относительно легко можно создать новую технологию, которая не существовала до сегодняшнего дня. За счет этого прорывные инновации проникают во все большее количество отраслей — от строительства и медицины до сельского хозяйства и космоса. Поэтому крупные корпорации и многовековые бизнесы не чувствуют себя комфортно и ощущают угрозу: создание инновационного решения стартапов может вмиг видоизменить привычную индустрию, в которой они начали функционировать. Именно поэтому внимание многих крупных бизнесов устремилось в сторону развития венчурного.

В июне 2021 года было объявлено о партнерстве Fort Ross Ventures с Uzcard. Расскажите об этом проекте.

На мой взгляд Узбекистан — это высокопотенциальный рынок с подготовленной инфраструктурой для развития стартапов. Здесь очень много талантливых и амбициозных людей с далеко идущими планами, достаточно высокий уровень образования. Мы пристально наблюдаем за регионом Средней Азии и надеемся на плодотворное сотрудничество с Узбекистаном в частности.

На данный момент мы находимся на стадии переговоров для достижения общих интересов с Uzcard.

В рамках нашего партнерства уже пообщались с представителями власти, проводили встречи с Центробанком Узбекистана. Помимо этого, общаемся с другими организациями и компаниями о возможности партнерства, активно ищем инвесторов и верим, что у нас получится запустить здесь успешные стартапы. Я являюсь советником в венчурном сообществе, которое возглавляет Дильшод Зуфаров. Я очень благодарен ему и всему руководству Uzcard за гостеприимный прием и возможность познакомиться с таким количеством интересных людей.

Вы родились и выросли в Ташкенте. Расскажите о своих воспоминаниях о родном городе. Сильно ли изменился Ташкент с момента вашего переезда?

Ташкент я очень люблю. Здесь всегда тепло и душевно. Очень добрые, воспитанные и отзывчивые люди, которые всегда рады прийти на помощь. Считаю, что именно благодаря людям Ташкент обладает такой неповторимой светлой энергетикой. У меня всегда было ощущение, что Ташкент, из-за своего темпа, — это курортный город.

Здесь люди никогда никуда не спешат, живут размеренно, в удовольствие.

И когда я здесь, всегда ловлю себя на мысли: «Куда ты так спешишь? Остановись! Ведь все вокруг медленно». Иной раз при прогулке кажется, что вот-вот услышу звуки моря. Ташкент очень сильно изменился, его не узнать. Когда приехал сюда в первый раз, не мог узнать даже те места, где часто бывал. Не узнал даже район, в котором жил и вырос. Особые эмоции вызвали станции метро, которые остались прежними — сразу вспомнилась моя юность. Рад, что Ташкент преображается. Сейчас это город с хорошо развитой инфраструктурой.

Но очень жаль, что вырубили 200-летние чинары на сквере, которые были посажены Константином Романовым.

Статья подготовлена: Сожида Ибрагимова
Фото:
Стилист:
Использованы:
Источник:
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии