Skip to main content

Как нас обманывает статистика, почему онлайн никак не заменит офлайн и что делает работу бредовой — шесть интересных идей из деловой литературы

В течение 25 лет американский Институт Гэллапа, изучающий общественное мнение, провёл развёрнутые интервью более чем с миллионом служащих, пытаясь сформулировать критерии, которые делают ту или иную работу на конкретную компанию привлекательной для сотрудников. Эти же факторы косвенно влияют и на успешность компании, что было посчитано с помощью компьютерного анализа больших данных. Каждому респонденту задавались сотни вопросов о разных сторонах трудовой деятельности. В результате ответы на вопросы, которые, по ожиданиям исследователей, должны были выйти на первый план (касающиеся заработной платы и других материальных привилегий), не показали однозначной связи с результатами самой работы компании. Лидирующие позиции заняли совсем другие вопросы, вот они:

  1. Знаю ли я, чего от меня ждут на работе?
  2. Располагаю ли я материалами и оборудованием, которые необходимы для правильного выполнения моей работы?
  3. Есть ли у меня на работе возможность ежедневно заниматься тем, что я умею делать лучше всего?
  4. Получал ли я за последние семь дней благодарность или одобрение за хорошо выполненную работу?
  5. Есть ли у меня ощущение, что мой непосредственный руководитель или кто-то другой на работе заботится обо мне как о личности?
  6. Есть ли у меня на работе человек, который поощряет мой рост?
  7. Есть ли у меня ощущение, что на работе считаются с моим мнением?
  8. Позволяют ли мне задачи (цели) моей компании чувствовать важность моей работы?
  9. Считают ли мои коллеги (товарищи по работе) своим долгом выполнять работу качественно?
  10. Работает ли в моей компании один из моих лучших друзей?
  11. За последние шесть месяцев кто-нибудь на работе беседовал со мной о моём прогрессе?
  12. Были ли у меня на работе в течение прошедшего года возможности для учёбы и роста?
Цифры врут

Маркус Бакингем, Курт Коффман. Сначала нарушьте все правила! Что лучшие в мире менеджеры делают по-другому? Альпина Паблишер. 2023 (переиздание)


В журнале Jama Pediatrics приводились результаты исследования, в котором утверждалось, что подростки 12–17 лет, курящие вейпы, с большей вероятностью (примерно в три раза) начнут курить марихуану. Но причинно-следственной связи между этими привычками доказано не было. Часто цифры могут говорить о связи двух явлений, которой на самом деле нет (или же оба явления связаны не с друг с другом, а с каким-то третьим, сторонним, фактором).

К примеру, учёные давно выяснили корреляцию между смертями, вызванными ожирением, и количеством углекислого газа в атмосфере. Но вряд ли сам углекислый газ вызывает ожирение. Видимо, дело в том, что благосостояние людей растёт, они тратят больше денег на высококалорийную пищу, а также на товары и услуги, связанные с выделением углекислого газа (автомобили, электричество и др.).

Или ещё одна странная связь: в дни увеличения продажи мороженого регистрируется больше несчастных случаев, когда люди тонут. Нет, они не тонут после съеденного мороженого. Просто поесть мороженое, как и полезть в воду, хочется в жаркие дни. А значит, банальная температура воздуха в данном случае и есть тот самый незаметный на первый взгляд «искажающий фактор», о котором не станут говорить в каком-нибудь громком заголовке.

Цифры врут

Том Чиверс, Дэвид Чиверс. Цифры врут. Как не дать статистике обмануть себя. Individuum. 2022


Инновации бывают «поддерживающими» и «подрывными». Многие компании-гиганты, известные в своё время отличным менеджментом, найдя свою нишу или главный продукт, дающий прибыль, улучшали именно этот продукт: они держались за клиента и опирались на его пожелания. Такие инновации называются «поддерживающими».

А их конкуренты в это же самое время, не имея возможности догнать лидера, применяли «подрывные» инновации — придумывали более дешёвый вариант того же товара или его модификацию, благодаря которой он переходил к другой аудитории потребителей.

Подобные «вынужденные» меры иногда приводили к изменениям на всём рынке — однако компании-гиганты, идеально выстроившие процесс получения прибыли из одного продукта, оказывались не слишком поворотливы, чтобы подстроиться под новые реалии. Они были так увлечены своими успехами, что переставали замечать элементарный прогресс вокруг.

Самый известный пример — развитие компьютеров. Мейнфреймовые компьютеры (громадные серверы размером с этаж), мини-компьютеры (похожие на шкафы), персональные, а затем портативные компьютеры и рабочие станции — на каждом этапе лидером становилась другая компания, которая потом упускала появление следующей модификации этого же продукта.

Цифры врут

Клейтон М. Кристенсен, Энтони Скотт, Эрик Рот. Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий погибают сильные компании. Альпина Паблишер. 2023 (переиздаине)


Виртуальная реальность имеет гораздо более длинную историю, чем могло бы показаться. В 1955 году кинооператор Мортон Хейлиг опубликовал исследование «Кино будущего», где описал устройство, действующее сразу на все органы чувств. Через семь лет он наконец сконструировал прототип: в нём были стереоскопический 3D-экран, стереоколонки, генераторы запаха и даже вибрирующее сиденье. Это было что-то похожее на нынешний аттракцион 5D-кино.

В 1965 году доцент Гарвардского университета Айвен Сазерленд описал «абсолютный дисплей», в котором компьютерное оборудование можно было использовать для создания виртуального мира, визуализируемого в реальном времени. Уже через три года он со своим студентом сконструировал что-то вроде первой в мире VR-системы с головным дисплеем. Только шлем был таким тяжёлым, что его приходилось подвешивать к потолку.

Всё это дорого стоило и не вызывало энтузиазма у потребителей, и следующие 20 лет технология не развивалась. В конце 80-х компания VPL Research выпустила первые в мире очки виртуальной реальности. Они тоже стоили заоблачных денег ($9400), но по крайней мере это снова разогрело интерес к теме. В середине 90-х о технологии говорили уже все, но в следующие десять лет, к сожалению, ни у кого не получилось сделать на этом работающий бизнес. Хотя попытки были: компания Virtuality даже выпускала игровые автоматы с функцией виртуальной реальности. К концу 90-х к VR уже относились не иначе как к странной, смешной и безжизненной идее.

Цифры врут

Блейк Дж. Харрис. Oculus. Как создать лучшую в мире VR-компанию и потерять всё? Бомбора. 2022

Почему не все технологические изобретения занимают место своих «аналоговых» предшественников? Например, электронные книги, появившиеся совсем не вчера, никак не могут вытеснить с рынка бумажные книги. Бывают и примеры, когда люди упорно не берут какой-либо товар в онлайне, продолжая ходить в привычные магазины. Как ни странно, это не относится к одежде: её человек уже давно покупает онлайн. А вот онлайн-продажи вина по-прежнему ничтожно малы по сравнению с реализацией через бары, рестораны и офлайн-магазины.

Причин не слишком большой популярности электронных книг может быть много. Психологическая инерция, когда люди до последнего не переходят на новое. Бумажную книгу можно пролистать в поисках какого-то фрагмента и в этом она, как ни странно, интерактивнее электронной версии. Наконец, важны эстетические ощущения и элементарная ностальгия.

Но это всё отдельные причины. Если же попытаться сформулировать какую-то базовую причину, она скорее всего будет заключаться в том, что любые технологии становятся популярными как часть всей экосистемы, а не сами по себе. Платформы электронных книг в целом закрыты для инноваций, и их использование не всегда легче. Однако и подобные изобретения абсолютно точно приносят пользу — например, в развивающихся странах, где дешевизна электронной библиотеки выходит на первый план.

Цифры врут

Мауро Гильен. 2030. Как современные тренды влияют друг на друга и на наше будущее. Альпина Паблишер. 2022 (переиздание)

Известный американский антрополог и социолог Дэвид Гребер однажды написал короткую колонку о том, что некоторые работы (или профессии) можно всерьёз назвать абсолютно бессмысленными. Он считал это очевидным и сетовал, что общество не настроено поднимать такие темы. Однако после публикации, где Гребер разобрал, что это за работы, он был буквально завален письмами, в которых обычные люди со всего мира (статью быстро перевели на множество языков) говорили, что автор попал в точку — и описал именно их работу. После этого он решил написать книгу, куда и включил многочисленные присланные примеры, а также придумал «официальный» термин — «бредовая работа».

Каким критериям должна соответствовать бредовая работа? Во-первых, если вообразить, что представители этой профессии вдруг исчезнут, то в мире ничего существенно не изменится (чего нельзя сказать, например, о врачах или уборщиках). Во-вторых, эта работа настолько бессмысленна, что даже сам работник не может внятно оправдать её существование. Это важно: человек осознаёт, что его работа не приносит никому никакой пользы. Отсюда вытекает третий критерий: бредовая работа всегда содержит в себе некоторый элемент притворства или даже обмана. Человек должен делать вид, что он работает (хотя на самом деле он смотрит сериалы прямо в офисе), и при этом никогда не говорить открыто, что его работа бессмысленна (разве что друзьям в приватной беседе).

К представителям бредовой работы можно отнести не только многочисленный бюрократический аппарат, секретарей или слуг, но и вполне себе «важные» с точки зрения общества профессии — вроде юристов, которым тем не менее на своей конкретной работе нечем заняться. Например, в американском «Отчёте о состоянии организации труда» за 2016–2017 годы было подсчитано, что у офисных сотрудников только 39% рабочего времени уходило на выполнение своих прямых обязанностей.

Цифры врут

Дэвид Гребер. Бредовая работа. Трактат о распространении бессмысленного труда. Ad Marginem. 2020


И еще три книги про будущее

1. Компьютерное зрение, автономное оружие, дипфейки, смешанная реальность и умные города: бывший президент Google China объединяется с известным романистом, чтобы представить, как ИИ поменяет мир через 20 лет.

Цифры врут

Кай-Фу Ли, Чэнь Цюфань. ИИ-2041. Десять образов нашего будущего


2. Три предыдущие революции человечества были связаны с развитием земледелия, появлением промышленности и изобретением Интернета. Четвертая, по мнению швейцарского экономиста и основателя Давосского форума Клауса Шваба, основана на цифровых инновациях.

Цифры врут

Клаус Шваб. Четвёртая промышленная революция


3. Будущее шопинга, рекламы, развлечений, образования, здравоохранения, финансов и даже еды: каждой из этих сфер авторы посвятили по отдельной главе.

Цифры врут

Питер Дамандис, Стивен Котлер. Буду быстрее, чем вы думаете

Текст: