Какой он – кумир целого поколения? необыкновенно открытый, искренний, улыбчивый, с пронизывающим до мурашек взглядом холодных серо-голубых глаз. Именно таким многим ташкентцам запомнится харизматичный актер Дмитрий Дюжев.

— Дмитрий Петрович, добрый день. Мы рады приветствовать вас в сол­нечном Узбекистане. Насколько я знаю, этот визит в нашу страну не первый для вас. Каковы ваши впечатления о Ташкенте?

— Прекрасные и только самые положительные впечатления! В про­шлый раз мое свидание с Ташкентом было невероятно запоминаю­щимся – я впервые увидел солнечный город в снегу…

В моих представлениях в Ташкенте всегда солнечно, но тут город был погружен под снежный покров. Это незабываемые впечатления белого города, ночью светящегося рефлексом белого снега… В этот приезд столица Узбекистана встретила меня зеленым ковром.

Ташкент невероятно чистый и светлый. Про погоду и настроение зрителей молчу. Я считаю, мне повезло с радушием города и зрителей.

— При прочтении вашего послужного актерского списка была несколь­ко удивлена, что в драме «Иван – сын Амира» вы высказали желание сыграть именно узбека. Чем это было продиктовано? Вы прониклись интересом к нашей стране и нации?

(Было видно, что актер сосредоточенно думает и даже замешкался, вопрос явно застиг его врасплох. – Прим. автора.)

— Есть две причины, которые противоречат друг другу, как бы стран­но это ни звучало. Первая – мне интересно было сыграть представите­ля другой национальности, совершенно другого человека, с иной мен­тальностью. Характер персонажа был прописан настолько тщательно, что вызвал во мне как в актере самое больше сопереживание.

Думаю, роль в драме «Иван – сын Амира» как раз и входит в раз­ряд ролей, которые мечтал бы сыграть любой актер. Для меня это и была та самая роль-мечта. Я понимал, что мне вряд ли выпадет второй шанс на исполнение подобной роли. Повторюсь – это абсолютно иная ментальность и другие отношения. Это интересно, это мною любимо.

В чем заключается противоречие второй причины к первой? Актер­ство – это экзамен и вызов самому себе. Сможешь ли ты сыграть другого человека? Думаю, что экзамен сдан.

— На данный момент вы считаете себя больше театральным актером или актером кино?

— Для меня нет деления на актера театра или кино. Надо понимать, что театр – это основное. Грубо говоря, каждый день мы ходим на работу, для актера эта работа – театр. Кино же – событие достаточно редкое. Артистом кино я становлюсь в редкие моменты своей жизни. Это не является самоцелью и способом реализации.

Но да, надо учесть специфику актерского ремесла: для нас зри­тельный зал – это крупный план, где ты с постамента видишь реакцию зрителя. В актерском искусстве, разумеется, невозможно представить эмоции зрителя, идет акцент на масштаб. Для себя я понял, что в про­фессии актера важнее всего площадка и зрители.

Что до волнующего многих вопроса – «А будете пробовать себя в режиссуре?»… Могу ответить так: на данный момент я нахожусь в творческом поиске. Ищу себя, так сказать.

— Наших читателей интересуют «правила стиля Дмитрия Дюжева». Расскажите, есть ли таковые? А что для вас нонсенс в одежде?

— Преимущественно классика, что тут скрывать – я люблю костю­мы. Моя спецодежда – это смо­кинг. О смокингах я знаю немнож­ко больше, чем все мужчины на планете. Мне кажется, мужчине за всю жизнь предоставляется всего лишь пара-тройка раз, чтобы на­деть его, а для меня смокинг – это своего рода рабочая одежда, и в этом я профессионал.

В одежде я предпочитаю соче­тание максимум двух цветов (Что подтверждается наличием синего и белого цвета при интервьюирова­нии. – Прим. автора.), присутствие третьего цвета режет мне глаз. Гармония должна быть во всем.

Вообще мне кажется, что оде­жда не должна быть случайной, а тем более если речь идет о паре. Самое большое упущение – когда молодые люди не подбирают гар­моничные луки и порой складыва­ется такое ощущение, что они соби­рались на мероприятие в разных домах, комнатах и за закрытыми дверями. Цвет соединяет пару, он является той самой недостающей деталью пазла для него и нее.

Мода – это своеобразное раз­витие человека

Дмитрий Дюжев

— Есть ли что-то, что вы откровенно недолюбливаете? Допустим, по­стоянная слежка: камера, любо­пытные поклонники, которые не соблюдают границ вашего личного пространства, СМИ? Если вы чув­ствуете, что за вами наблюдают, можете ли оставаться самим собой.

— Человек ко всему привыкает. Конечно, это вопрос привычки. Но другое дело, что не всегда удается держать себя в руках. Нужно помнить, что все медий­ные личности – такие же люди, которые испытывают собственные порывы и эмоции. Есть какие-то допустимые пределы, и вторжение в личное пространство как раз таки и показывает, насколько человек терпелив.

Просто я стал понимать и осоз­навать, что терпение – это нечто духовное, и его нужно воспитывать в себе и просто принять происхо­дящее. Да, это не всегда получает­ся. Но нужно учесть, что человек на улице подошел ко мне не просто так, у него были какие-то намере­ния, надежды. Он не просто оста­новился и ждет – ему это нужно. И дело не в том, чтобы я удовлетворил прихоть человека и его любопытство, сфотографиро­вался с поклонником, хотя у меня не было желания улыбаться в тот момент.

Да, я не обязан фотографиро­ваться. У меня могут быть другие мысли. Я могу быть элементар­но занят. Да, у меня есть право абстрагироваться, я не могу быть всегда милым, как бы ни застав­ляла профессиональная этика. Но все-таки всегда присутствует мо­мент, что человек, просто проходя­щий по улице, обратился к тебе не просто так. У него была надежда на автограф или фотографию. Я не могу его оттолкнуть.

Статья подготовлена: Екатерина Кудрявцева
Стилист:
Использованы: фотографии из личного архива Дмитрия Дюжева
Источник:
← Нажми «Нравится», чтобы читать нас в Facebook
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии