Экспат – апатрид. Признайтесь, невольно хочется «погуглить», чтобы понять, кому будет посвящена статья. Апатрид – это лицо без гражданства. Не волнуйтесь: апатриды пользуются целым комплексом прав, их интересы защищены в правовом государстве. И все-таки невольно поражаешься хрупкой девушке, которая стойко переносит бытовые трудности, тяготы и заботы и идет по жизни улыбаясь.

Этапы становления

В Узбекистан я перебралась с семьей в далеком 1998 году из Казахстана, города Чимкента. Здесь же пошла в школу, окончила колледж и институт. Не думайте, что у меня диплом дизайнера, по образованию я финансист (Немного приземленно, правда? – Прим. автора.)

Дизайн одежды интересовал меня с детства. Сколько себя помню, лет с десяти точно, я неосознанно, хотя, может быть, это был не просто детский лепет, заговорила о собственной линии одежды.

Финансовое образование я получила по настоянию родителей. Но все-таки решила параллельно окончить полугодовые курсы кройки и шитья.

Позже я скопила некоторую сумму, приобрела три швейные машинки и нашла портних по объявлению в газете.

Было ли тяжело? Не то слово! Ведь я совсем не имела опыта в данной сфере, да и курсы в целом ничего не дали. Люди учатся на дизайнера, приобретают знания… А тут я со своей мечтой и верой в себя. Мне было очень сложно. Влезла в долги, спорила с родителями – дело-то несерьёзное, как мне говорили.

Как я начинала? Море слез, брака, отсутствие квалифицирован­ного персонала… Да и – чего таить? – моя неопытность. Бывало так: родится в голове образ, перенесу его на бумагу, а швеи мне говорят, что воссоздать это просто невозможно.

Однажды даже закрались сомнения: все-таки родители были правы, надо закрываться. Наигралась в детскую мечту, теперь пора осознать, что слишком многое взяла на себя. В общем, я сдалась.

Немного отдает мистикой, но в ту ночь, когда я решила «опу­стить руки», мне приснился сон, что откуда-то сверху на меня падают пеньюары — «Моя первая коллекция». Не улыбайтесь, я не преувеличиваю. В общем, восприняла это как знак.

Изначально я открывала ателье по пошиву одежды. Но продукция вечно оказывалась бракованной. Она не продавалась и, честно говоря, не нравилась мне самой. Очень важно признаться себе в этом.

После полугодовых метаний и того знака свыше в виде сна (Улыбается – прим. редактора.) я рискнула отшить пробную коллекцию пеньюаров. А для реализации продукции пригодились знания финансиста и… мужество. Представьте положение, в котором я находилась. Мне двадцать два года, родители мою идею не поддерживают, что, естественно, отражается на субсидировании. Грубо говоря, денег нет, но ты держись.

С чего мне оплачивать аренду, заработную плату швеям, элементарно расходы на ЖКХ?
Прихожу я на рынок, начинаю интересоваться ценами. Включаю режим финансиста и гордо объявляю: «А вы знаете, что я могу предоставить вам продукцию в разы лучшего качества и по приемлемой цене?». Придумала легенду о цехе и сама себе усмехнулась! Цех? Громко сказано. Камила, у тебя маленькая комнатка… И тут понеслось!..

Мы создали коллекцию пеньюаров за очень короткий срок, продали ее практически по себестоимости, ну, может быть, с минимальной прибылью. Немного отойду от темы. Знаете, мне везет на людей. Владелица магазина, в который я, грубо говоря, толкала свою продукцию, разглядела во мне потенциал, каким-то образом поняла, что продукция произведена чуть ли не в кустарных условиях, что нет у меня никакого цеха, и вручила мне энную сумму денег на пошив новой партии.

Кстати, сейчас у меня действительно есть цех, даже целых три. Свою продукцию я контролирую от и до, разработкой и изготовлением лекал занимаюсь самостоятельно. Перелопатила кипу модных журналов, постоянно черпаю знания из Интернета. В общем, не собираюсь останавливаться на достигнутом. Я разработала собственную базу для пошива. Как бы нескромно это ни звучало – идеальную.

Камила Майсар

О бренде

Как многие девочки, лет в пятнадцать, я придумала себе звучный псевдоним – Майсара. Мечтала назвать так будущую дочь, но в итоге назвала свое детище. Не знаю, почему у меня в голове засело именно это имя, значение которого я узнала лишь много лет спустя. В общем, как вы яхту назовете, так она и поплывет. А «Майсар» переводится с фарси как «изобилие».

Конкурентов в сфере белья сейчас предостаточно. Бренд «Майсар» на рынке Узбекистана представлен уже более семи лет. Мы были первыми в плане масштаба, продавали товар оптом, а не в розницу. Естественно, успех вскружил мне голову, мы подняли цены, но это никогда не сказывалось на качестве. Конкуренция оздоравливает. Прогуливаюсь я как-то по торговым рядам и вижу: абсолютная реплика моего изделия, но качество хромает. Именно благодаря качественной продукции я не потеряла своих клиентов.

Не прошло и года, как мы с подругой открыли новую линию одежды «Оливка», выполненную в стиле кэжуал. У нас очень приятные и приемлемые цены, и все благодаря тому, что мы используем не привозные, а отечественные ткани.

О приезде в страну

С Узбекистаном я чувствую связь. Где бы ни была, я всегда хочу до­мой, и это чувство окрыляет, под­питывает, дает мне силы и вдох­новение. Здесь я чувствую всплеск энергии. Именно в Ташкенте я творю с любовью и душой. Уже считаю себя местным жителем.

В Ташкент я переехала в возрасте одиннадцати лет. Естественно, это было трудно – пятый класс, я подросток. Сначала город был мне чужым, и я чувствовала себя абсо­лютно чужой в нем. Но постепенно это чувство переросло в любовь.

Мешает ли бизнесу статус лица без гражданства? В моем деле единственный минус – это ав­торское право. Конечно, я могу запатентовать свою продукцию, но надо учитывать, что добавь бантик, поменяй цвет – и это уже принципиально новая модель. Но меня успокаивает, что такие брен­ды, как Chanel и другие, постоян­но борются с репликами. Это дает мне силы.

«Не падать духом» как жизненное кредо

Статья подготовлена: Екатерина Кудрявцева
Стилист:
Использованы:
Источник:

Комментарии