Живописец, 20 лет живущий в Узбекистане, построивший здесь дом и создавший семью, преданно полюбивший эту землю, Рональд Кляйер принадлежит к старинному голландскому роду потомственных часовщиков.

Рональд Кляйер окончил Королевскую академию изящных искусств в Гааге и много путешествовал по Европе и Азии. Его выставки и инсталляции с успехом проходят во многих странах мира.

Человек, создающий удивительно живые, жизнерадостные картины, наполненные солнечным светом, умеет разглядеть радость бытия в обыденных вещах. «Художник, что рисует свет», и эту миссию Рональд Кляйер проживает всей душой…


Рональд, зачастую в странах СНГ к экспатам относятся не очень-то дружелюбно, поскольку бытует мнение, что люди, приехавшие издалека, пытаются навязать свое мнение. Как относятся к вашему творчеству узбекские коллеги?

Я всегда был блудным сыном, который вернулся домой, на Родину. Здесь мой дом. В Узбекистане меня всегда тепло принимали, ко мне очень хорошо относятся коллеги. Я живу здесь более 20 лет и чувствую себя частью единого целого.

Значит, привязанность и любовь к Узбекистану сформировались неслучайно?

Я родился и вырос в Голландии, там у меня многочисленная родня и друзья. В Узбекистане прошла большая часть моей жизни, здесь мне намного комфортнее, чем в Голландии, здесь есть, как говорят французы, joie de vivre – радость жизни, творческая свобода, вдохновение и более теплые люди. В этом плане Узбекистан мне ближе, чем организованная Голландия. И, главное, все в Узбекистане отражает выбранный мною стиль жизни.

Вы согласны с мнением, что жизнь в Узбекистане слишком размеренная и спокойная?

А зачем мне быстрый ритм жизни? Мне очень нравится такой уклад, он подходит моему темпераменту. Думаю, для художника такой уклад очень хорош. Традиции, свет, цвет и колорит здесь удивительные!

Когда вы впервые приехали в Узбекистан?

Впервые я посетил Узбекистан в 1994 году. В то время я учился на втором курсе Академии искусств в Гааге и приехал сюда со своим другом-однокурсником, уйгуром по национальности. И два месяца мы писали картины, работали и путешествовали.

Именно здесь я понял, что хочу раздвинуть рамки своего творчества.

Я решил приехать в Ташкент на год или два, чтобы практиковать.

Скажите, почему вы выбрали именно Узбекистан?

Мне очень близок по эстетике и восприятию Санкт-Петербург, но климат и отсутствие солнечного света подтолкнули сделать выбор в пользу Узбекистана. Я теплолюбивый человек.

Вы живете здесь более 20 лет. Какие вы видите перспективы развития творчества в стране через пять, десять лет?

На протяжении последних пяти лет я наблюдаю много положительных изменений: стало много машин, заметен экономический рост, что не может не радовать, так как улучшение благосостояния людей, увеличение их возможностей и тяга к искусству всегда хороши для художника. Люди всегда хотят привносить в свою жизнь прекрасное, духовное в виде произведений искусства – картин, скульптур.

Как вы оцениваете кардинальные изменения в Узбекистане за последние 20 лет?

Ташкент очень вырос и изменился, улучшился внешний вид города, дороги стали значительно лучше. Недавно мне довелось побывать в районе станции метро «Хамза», и я был удивлен, какой красивый мост там построили, какими стали дороги. Ощущение, будто попал в другой город.

А взгляды, отношение людей к искусству изменилось за этот период?

Да, очень! Появились новые частные галереи, которые занимаются концептуальным искусством. Они по-своему развивают направления в искусстве. И это здорово!

В чем особенности выработанного вами стиля?

Живя в Голландии, я занимался больше абстрактным искусством. В Узбекистане я стал работать в стиле реализм. Я пытаюсь создать синтез традиционной голландской живописи — период барокко XVI–XVII веков — и своих впечатлений от жизни в Узбекистане последние 20 лет. Это один из аспектов моего стиля.

Также я пишу натюрморты в голландском стиле, но пытаюсь найти связь двух культур – Узбекистана и Голландии. Пробую выразить свои ощущения и точку зрения в синтезе культур Запада и Востока, и в этом, я думаю, моя фишка. Люблю живопись, считаю ее королевой всех видов искусства.

Рональд Кляйер

Краски сами ложатся на холст, образы рождаются самостоятельно.

Скажите, что еще доставляет вам радость помимо живописи?

Я люблю готовить. Это тайская, узбекская, китайская, восточная кухни. Книги, музыка, путешествия и даже небольшая возня в огороде приносят мне удовольствие.

Рональд, до первого приезда в Узбекистан вы знали о нашей стране?

Нет. Я знал только о Казахстане из настольной игры «Риск». И только приехав в Узбекистан я многое о нем узнал и полюбил этот край.

Как относятся к вашим работам в Голландии?

У меня было не так много выставок в Голландии, поскольку мои работы специфичны. Они понятны и близки тем, кто жил или бывал в Узбекистане. Люди, которые хотя бы раз побывали в Узбекистане, очень заинтересованы в покупке моих картин.

Я выставлял свои работы в Москве, Вашингтоне, Лондоне – там есть интерес к моему творчеству. Считают, что у меня есть свой стиль. Люди могут любоваться, но не понимать красоты и глубины картины. Но бывают и исключения, когда картина нравится и ее покупают через Интернет.

Каким художником вы себя считаете: голландским или центрально-азиатским?

Наверное, я считаю себя голландским узбеком. А как по-другому, если большая часть жизни прошла в Узбекистане?

Владеете ли вы узбекским языком?

Я многое понимаю, но плохо говорю.

Ваши друзья приезжали в Узбекистан? Какие у них впечатления о нашей стране?

Приезжали и приезжают, им очень нравится все. Особенно им нравится мой уклад жизни. Интерес вызывает мое умение готовить плов на костре, традиции и местные обычаи.

Как популяризировать художников из Центральной Азии их работы?

Продвижение художника – это отдельная профессия, сложная работа. Быть художником и продавать свои картины – это два разных процесса. Надо знать специфику художественных работ и той среды, где осуществляется продвижение.

А среди ташкентцев и вообще узбеков много ли тех, кто выставляется за границей и успешно продается?

Да, конечно. Бобур Исмаилов, Файзали Махмадалиев – известные художники, создавшие свой универсальный синтез Запада и Востока, нашедшие баланс между красотой и концептом.

Как вы оцениваете стоимость картин?

У меня большой опыт работы в написании картин, и я могу с уверенностью сказать, что цена зависит не от вложенных средств, а от магии, которая исходит от картины… Иногда смотришь и чувствуешь: «Ух!.. Что-то в процессе создания к ней прикоснулось… Она совершенна…» И другие люди тоже это чувствуют. А бывают картины, глядя на которые понимаешь, что чего-то не хватает. Это главный параметр стоимости.

В чем вы черпаете вдохновение?

Абсолютно в неожиданных источниках. Иногда совершенно не знаешь, что ты пишешь – краски сами ложатся на холст, образы рождаются самостоятельно. Так приходит вдохновение.

Рональд Кляйер

Планируете ли вы ежедневно, какое количество часов проведете за холстом? Важна ли дисциплина для художника?

Дисциплина очень важна для начинающего художника. Прежде я планировал ежедневное написание картин. Но с опытом и возрастом написание картин стало больше процессом мыслительным. Для меня важно правильное выражение концепта, идеи. У каждого художника свой рецепт.

 

Как вы относитесь к критике?

Думаю, что критиковать всегда легко, и критику я принимаю только от тех людей, которые способны сами что-то создавать. В Голландии есть поговорка «Лучшие моряки стоят на берегу». Я с уважением отношусь к искреннему старанию и усердию.

Если бы вы не прожили длительное время в Узбекистане и не знали наш край, то как бы вы охарактеризовали приезжему гостю наш город?

Я бы сказал, что это красивый, зеленый город, где живут дружелюбные люди. Это город, который дает ощущение спокойствия и умиротворения. Одним словом, город, где есть joie de vivre – радость жизни.


Backstage со съемок Рональда Кляйера


 

Статья подготовлена: Парвин Садигинаджат
Фото: Ирина Ким
Стилист:
Использованы:
Источник:
← Нажми «Нравится», чтобы читать нас в Facebook
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии