Как будет происходить развитие Узбекистана в сфере ИКТ, что для этого нужно делать, будет ли создана в Узбекистане своя «Силиконовая долина», рассказывает создатель белорусского «Парка высоких технологий» – Валерий Цепкало.

Будет ли в Узбекистане своя «Силиконовая долина»? Цепкало Валерий Вильямович

Валерий Цепкало – выпускник МГИМО, белорусский государственный деятель, дипломат, кандидат юридических наук, член Стратегического совета Глобального альянса за информационно-коммуникационные технологии и развитие ООН, эксперт Генерального секретаря ООН в области информационной безопасности.

Интернет изменил мир – мы этот мир улучшаем!

«Силиконовая долина» в Узбекистане

Меня пригласили в качестве консультанта Программы развития ООН в области электронного правительства и цифровой трансформации экономики. Руководство Узбекистана обратилось ко мне с просьбой оказать содействие в запуске аналогичной структуры ПВТ (Парк Высоких Технологий). ПВТ -это своеобразная «Силиконовая долина» в Белоруссии.

Инновационный центр был создан в соответствии с Указом Президента Республики Узбекистан. Центр назван в честь правителя великой тюркской державы Мирзо Улукбека — выдающегося государственного деятеля, знаменитого математика, астронома и просветителя.

Благоприятный климат.

Меня приятно поразил масштаб образовательных реформ в Узбекистане: помимо традиционных вузов, существующих со времён существования СССР, было создано четыре международных университета с участием Великобритании, Италии, Сингапура и Кореи.

В настоящее время идут активные переговоры с одним известным университетом США. И это здорово! Ведь образование – это главный ресурс для экономики знаний. Образование должно быть международным, так как это расширяет для молодых людей горизонты познания мира.

Открыть компанию в Узбекистане через интернет можно всего лишь за полчаса!

Колоссальные продвижения в области создания «электронного правительства». Вкупе с действующим пятилетним мораторием на проверку малого и среднего бизнеса, это открывает потрясающие возможности для привлечения в страну новых компаний и инвестиций.

Несмотря на то, что проект Инновационного центра находится лишь в начале пути, его резидентами уже стали 147 компаний.

Это говорит о доверии узбекского бизнеса новому экономическому курсу руководства страны.

А доверие национального бизнеса – лучшая основа для прихода внешнего инвестора. Ведь, если в проект поверил свой собственный бизнес, то и иностранцу можно смело приходить и вкладывать деньги.

Таким образом, созданный благоприятный инвестиционный климат позволит созидать высокие технологии как с выходом на международный рынок, так и работать на ёмком внутреннем рынке Узбекистана. Который, кстати, насчитывает 34 миллиона человек, это тот рынок, где доля молодёжи в общем населении страны одна из самых высоких в мире. Эта молодёжь жаждет получить хорошее образование, которое позволит ей достойно чувствовать себя на рынке труда, и даст возможность реализовывать свой потенциал у себя в стране.

Все эти факторы в совокупности прекрасная основа для формирования в Узбекистане нового типа экономики – экономики, основанной на знаниях.

Как появилась идея создать белорусский аналог «Силиконовой долины».

В 2000 году калифорнийский Совет по внешней политике пригласил меня выступить с публичной лекцией в рамках конференции, проводимой на базе известного Центра по стратегическим и международным исследованиям, недалеко от знаменитой американской «Кремниевой Долины».

Будет ли в Узбекистане своя «Силиконовая долина»? Цепкало Валерий Вильямович

Это было удивительное время. Долина переживала бум создания и роста интернет-компаний. Казалось, будто Северная Калифорния как пылесос втягивает в себя колоссальные финансовые ресурсы со всех Соединенных Штатов. А, как известно, вслед за деньгами отовсюду тянутся и энергичные люди.

Группы молодых людей съезжались туда, чтобы «замутить» очередной стартап, превратив очередную идею в деньги – в большие деньги.

После лекции ко мне подходили ребята из Белорусии и других постсоветских стран, они рассказывали, как у них складывается жизнь на новом месте, насколько их там ценят. Что было делать: радоваться за них, так как они обрели себе место, где могут реализовать свои способности? Или огорчаться, так как было обидно, что у себя на родине они не могут найти достойное применение своим силам, энергии и талантам?

Думаю, моё желание, что-то создать в своей стране, и при этом дать возможность молодым умам не покидать свою родину в поисках лучшего, а получать это дома, и послужили стимулом к созданию ПВТ (Парк Высоких Технологий).

«Мыльный пузырь» интернет-компаний лопнул.

Когда он лопнул, пришло осознание чувства реальности. Ожидаемые выручка и прибыли так никогда и не материализовались, и период завышенных оценок этих компаний пришёл к логическому концу.

Тот факт, что это был пузырь, и этот пузырь лопнул, привело многих к мысли, что за этим феноменом изначально ничего и не стояло. Что интернет-продукты – это было просто дань моде, увлечение, которое быстро прошло.

Но прошло немного времени, и постепенно стала вырисовываться новая модель бизнеса, связанная с интернетом и информационными технологиями. Эта модель основывалась на применении возможностей интернет и новых технологий в различных областях экономики и промышленности.

Стало приходить понимание, что информационные технологии способны коренным образом изменить систему управления производством, снабжением и сбытом. Что любое предприятие, в какой бы сфере оно не работало, не может эффективно конкурировать на мировом рынке, если не внедрить информационные технологии по всей цепочке от работы с поставщиками до сбыта произведенной продукции. Особенно остро прочувствовали приближение новой эпохи банки. Финансовая сфера стала постепенно сливаться со сферой ИТ.

Развитие пошло по двум направлениям.

На базе самих предприятий и финансовых учреждений начали активно создаваться ИТ-департаменты. Реализовав поставленные перед ними задачи, и наработав определенный объём компетенций, они стали отпочковываться от материнских компаний, образуя отдельные сервисные фирмы, которые стали использовать наработанный опыт для решения похожих задач.

Многие из традиционных экономических субъектов не стали создавать на своей базе ИТ-подразделения. Они приняли решение сфокусироваться на корневом бизнесе, а для решения неких специфических задач, скажем, анализ продаж своей продукции по разным странам, передавать «на сторону», то есть тем компаниям или командам, которые готовы были взяться за решение подобных задач. Это дало толчок к созданию независимых сервисных компаний. Так появился “IT-аутсорсинг”

Будет ли в Узбекистане своя «Силиконовая долина»? Цепкало Валерий Вильямович

Шанс для страны.

«Аутсорсинг» определил на десятилетие новую модель бизнеса, сформировал новый сегмент рынка, получивший название «разработка бизнес-приложений». Собственно говоря, именно «аутсорсинг», сервисная модель, стала трендом и в экономике, и в финансах, и в государственном управлении. В этой новой бизнес-модели и заключался исторический шанс.

Хотя, справедливости ради стоит сказать, что далеко не все поверили в эту идею. Когда я впервые озвучил её на одном из совещаний, по залу прошел лёгкий смешок. Никто не верил, что в наших специфических условиях вертикальной структуры управления возможно создать отрасль, основанную на партнерстве, уважении, ответственности, предприимчивости, интеллекте, и способностях наших молодых людей. Потребовалось около полутора лет, чтобы убедить в необходимости создания ПВТ.

Первопроходцы получают стрелы, а идущие за ними переселенцы – землю!

Сегодня, когда годовой экспортный объем компьютерных программ из Белорусии приблизился к 1 млрд. долларов США, когда экспорт Парка высоких технологий в Соединенные Штаты составляет 2/3 всего белорусского экспорта в эту страну, эта идея кажется и правильной, и очевидной.

Но 11 лет назад, когда мы начинали абсолютно без бюджетной поддержки (нам было предоставлено 300 тысяч долларов коммерческого кредита под 17 процентов годовых), ситуация была совсем иной и, поверьте, очень далёкой от всеобщего признания и одобрения.

Сегодня IT-отрасль Белорусии – единственная на сегодняшний день, которая продолжает развиваться и расти. Значит, экосистема, которую мы создали – правильная, её создание позволило вписать нашу страну в мировое разделение труда на самом престижном – технологическом сегменте мирового рынка».

Новые интернет-продукты, криптовалюта и критика «аутсорсинговой» модели.

С развитием «аутсорсинга», который стал двигателем развития технологий в мире, действительно, стал возвращаться интерес к «продуктовым» технологическим компаниям. Особенно серьёзный толчок был дан развитию индустрии информационных технологий с выходом в 2007 году первого «айфона».

После кризиса «доткомов» произошла серьёзная консолидация интернет-индустрии. Взлетел Google, подавив многочисленных конкурентов в мире поиска – Yahoo, HotBot, Altavista, Lycos, Excite, Infoseek и многих других, заняв доминирующее влияние в мире в этом сегменте. Лишь две страны – Китай и Россия – смогли создать поисковики, которые конкурируют с Google, хотя только на своих языковых сегментах рынка.

Появились социальные сети – новый феномен в мире интернет-бизнеса. Прошло относительно немного времени, и в мире практически из сотен различных социальных сетей безраздельное господство захватили Facebook, Linkedin, и Twitter.

В области интернет-торговли, в результате конкурентной борьбы из многих десятков тысяч интернет-магазинов, постепенно выкристаллизовались свои лидеры – Amazon, Alibaba и Rakuten. Они как бы «поделили мир» между собой: Amazon безраздельно доминирует на рынке США, Alibaba – китайский рынок, Rakuten – рынок Японии, Кореи, Малайзии. Эти три гиганта интернет-торговли конкурируют между собой только на тех рынках, которые удалены от места основного базирования этих компаний.

Определились лидеры и в области туризма: заказа билетов и гостиниц. Expedia, Travelocity, Kayak – в области заказа билетов, Booking – заказ гостиниц, Airbnb – сервис для аренды квартир.

Относительно недавно появился новый сервис — Uber – заказ автомобилей. Несмотря на отсутствие прибыли, компанию накачивают большими деньгами, чтобы дать ей возможность занять доминирующее положение на мировых ранках.

Взросление IT-индустрии

Почему я перечисляю все эти громкие имена, которые известны даже тем, кто очень далёк от мира технологического бизнеса? Потому как они знаменуют важный тренд в развитии современной IT-индустрии, а именно её взросление.

Когда-то, в начале ХХ века в Соединенных Штатах насчитывалось около 1,5 тысяч компаний, которые производили автомобили. Думаю, не меньший бум возникновения автомобильных компаний имел место и в Европе. Со временем, особенно после того, как Генри Форд запустил конвейерное производство автомобилей, количество американских компаний, производящих автомобили, стало стремительно сокращаться. Сейчас их насчитывается лишь три – Ford, General Motors и Chrysler. Такая же картина стала наблюдаться и в Европе.

Это справедливо и в отношении фармацевтики, станкостроения, и других отраслей производства. «Взросление» любой индустрии характеризуется отмиранием большинства мелких компаний и появлением на их рыночном поле «бегемотов» – крупных международных корпораций.

Значит ли это, что на их «поляну» уже никто не может заскочить?

Отнюдь нет. Просто стоимость входа становится настолько высокой, что она по плечу лишь крупным корпорациям, сопоставимым по финансовым возможностям с доминирующими на рынке игроками.

Помню, как лет 5 назад, группа молодых энергичных ребят попытались создать новый поисковик – Blekko. Уже в первом раунде они смогли «поднять» 35 миллионов долларов США. Потом был второй и третий раунд, в котором они привлекли ещё около 30 миллионов долларов. Но это оказалось «крохами», по сравнению с возможностями Google. Пару лет назад было принято решение проект закрыть. Попытался бросить вызов Microsoft, создав свою поисковую систему Bing. Инвестировав туда миллиарды, они сумели отвоевать у Google лишь незначительную долю рынка. И это с такими финансовыми возможностями!

Gett тоже бросил вызов Uber на американском рынке. Но это уже не был классический стартап. За этим приложением стоит крупнейшая мировая корпорация Rakuten.

Конечно, активно идёт развитие таких сфер, как большие данные, искусственный интеллект, игры и дополненная реальность. Здесь будет возникать много интересных продуктов. Но за их созданием будут стоять в основном крупные международные корпорации. Индустрия игр будет сильно напоминать современный кинематограф, где доминирует пара десятков крупных кинокомпаний, так как создание игры будет требовать колоссальных финансовых средств.

Цепкало Валерий Вильямович

Конкуренция бизнес-моделей

Пока ещё процесс взросления и консолидации индустрии не завершён. Но пройдет не более 3-5 лет, и будет крайне сложно войти в технологический «мэйнстрим». Да и количество свободных новых тематических направлений в IT-области также резко уменьшается. Дальше всё сложней и сложней будет придумать какую-то интересную идею, способную взять свою долю рынка или сформировать у потребителя новую потребность.

Но модель заказного программного обеспечения — модель аутсорсинга будет продолжать активно развиваться. Сегодня в мире уже не идёт конкуренция товаров или продуктов. В мире идет конкуренция бизнес-моделей. А «аутсорсинг» — специализация предприятий на ИТ-решениях и услугах, будет востребована и дальше. Тенденция, при которой происходит вынос части бизнес-процессов на сторону – это модель современной мировой экономики. И к услугам внешних разработчиков будут прибегать как предприятия традиционных отраслей экономики, так и возникшие гиганты ИТ-индустрии.

Поэтому, если количество свободных тем в «айти» будет стремительно снижаться, то сфера информационных технологий в целом будет расширяться. В контексте «цифровой трансформации» экономики и общества потребность в услугах, связанных с разработкой программного обеспечения на заказ будет являться главным фактором обретения конкурентоспособности и предприятий, и целых государств.

Немного про биткоины…

История финансов и бизнеса учит тому, что больше всего зарабатывают тогда, когда покупают то, что находится за пределами общественного мнения.

Сейчас вокруг биткоина и других криптовалют существует такой ажиотаж, какой существовал лишь вокруг бизнеса Мавроди и бума интернет-компаний конца 90-х годов прошлого века. Когда-то Джон Рокфеллер сказал: «Когда вы услышите, что об акциях начинает говорить чистильщик ботинок, знайте – пришло время продавать».

Финансовая пирамида.

Моё мнение, биткоин – это финансовая пирамида. Для тех, кто инвестирует деньги и усилия сейчас, основной выигрыш будет состоять из вложений денег и усилий тех, кто придёт завтра. А завтрашние будут надеяться на то, что их вложения будут вознаграждены деньгами и усилиями тех, кто придёт послезавтра.

Понятно, что такая пирамида не может работать вечно и в какой-то момент – через месяц, полгода или пять лет – очередные пришедшие на рынок оплатят инвестиции предыдущих, не получив ничего взамен.

От биткоинов, безусловно, уже выиграли те, кто находился в начале пути. Но это совсем не значит, что выиграют те, кто вкладывает деньги сегодня. Здравый смысл подсказывает, что не может некая валюта расти темпами в десятки раз быстрее, чем любая валюта в мире, даже самых успешных в плане экономического развития стран. И это при том, что национальные валюты обеспечены экономическими возможностями страны. Здесь же никакого реального обеспечения нет.

Конечно, биткоин, эфир и другие криптовалюты отличаются от традиционных финансовых пирамид тем, что являются средством платежа, при котором неизвестна идентичность того, кто этот платеж осуществляет. Их развитие обусловлено, в том числе, и гражданским протестом против попыток правительств западных стран бороться с оффшорами и вскрывать бенефициаров различных банковских счетов.

Но как долго национальные финансовые регуляторы будут мириться с их существованием? Не знаю. Уже пошли сообщения о том, что через биткоины начали финансировать запрещённые фашистские организации в Германии. Не исключено, что посредством криптовалют будут финансироваться и различные террористические организации.

Криптовалюты могут служить средством платежа при приобретении оружия и наркотиков. По мере того, как будут появляться сведения такого рода, за эту сферу примутся национальные финансовые институты во многих странах мира.

А вообще, я бы лично воздержался вкладывать деньги в то, что находится за пределами твоего контроля либо ясного понимания.


Читайте также:

Статья подготовлена:
Фото:
Стилист:
Использованы:
Источник:
← Нажми «Нравится», чтобы читать нас в Facebook
Подпишитесь на нас в телеграм
Актуальные новости уже на канале
Еженедельный дайджест
Получайте лучшие статьи на почту

Комментарии